Rambler's Top100 Сетка непроторенных дорог
| Главная | Конференция | Гостевая | E-mail |
"Едем в Эстонию"
Санкт-Петербург - Иваногород - Нарва - Ахтме - Йыхви - Таллин - Йыэляхтме - Пуртсе - Тойла - Куремяэ
ноябрь 2002 года


Отчет любезно предоставлен К.Ильвесом (Сетевой журнал "Блин").

Дай мне каннель, Ванемуйне!
Песнь в уме моем созрела.
Калевипоэг. Эстонский народный эпос.

В факте поездки в Эстонию, как и в факте пребывания в этом государстве, для меня нет ничего необычного. Абсолютно ничего. Всё-таки восемнадцать прожитых там лет, да еще почти год, набежавший за время продолжительных и не очень визитов — это весьма значительный срок. Однако два обстоятельства выделяют данное путешествие из общего ряда: я впервые передвигался на собственной машине и впервые созрел написать нечто путное о своей родине.µ Поэтому не удивляйтесь многочисленным отступлениям и дополнениям — они возникли вовсе не за шесть дней.

Впрочем, пора приступать.

Как ни крути, но нет ничего лучше утренней зарядки на свежем воздухе. Энергичные взмахи руками и прочие сопутствующие телодвижения...

Нет, всё не так. Поторопился, пропустил пару слов, а смысл совершенно исказился. Начнем, пожалуй, с самого начала, но уже медленно и со всеми необходимыми подробностями.

Итак, как ни крути, но нет для латентного мазохиста ничего лучше утренней зарядки на свежем воздухе. Энергичные взмахи руками и прочие сопутствующие телодвижения, которыми некоторые наши сограждане начинают свои будни, вызывают у меня ощущения того же порядка, что и ожидание в очереди у кабинета стоматолога. Поэтому можете себе представить, с какой физиономией я отправился в половине седьмого на автостоянку разгребать накопившийся за три дня снегопада сугроб. Однако есть такое слово — «надо»; кроме того, сугроб скрывал в своих недрах катательный аппарат системы «девятка», и что-то подсказывало мне, что в предстоящем автомобильном путешествии без него никак не обойтись.

Хотя, если начистоту, то ощущения от процесса чистки всегда двоякие. С одной стороны — лень, с другой — за это время ты успеваешь почувствовать со стальным конем почти душевное родство. Недаром воины всегда сами ухаживали за своими четвероногими товарищами. А уж если предстоит дальняя дорога...

В общем, каких-то сорок минут спустя, завершив краткую инвентаризацию багажного имущества и залив полный бак горючего, я пил последнюю чашечку чая на кухне. В коридоре наминали друг другу бока две в меру набитые спортивные сумки и два не в меру наевшихся ребенка. За толкотней вполглаза наблюдала жена, время от времени внося коррективы в эту наглядную демонстрацию принципов броуновского движения. Однако эффективность ее действий под конец стала заметно снижаться, и ситуацию спасло лишь прибытие национальной гвардии в моем лице. Вдвоем мы относительно быстро произвели зачистку территории, загнали мятежных индейцев в резервацию на заднем сиденье и, наконец, отправились в путь.

Собственно, задача, которая стояла на этом этапе, была предельно простой: выскочить за пределы мегаполиса до того светлого момента, когда проснется основная масса автомобилизированных жителей. Проблема была в том, что мы двигались навстречу предполагаемому потоку, а легкий снежок подразумевал сужение дороги и выезд разнообразных умников на полосу встречного движения. Естественно, обошлось (кто рано встает...), и уже после Красного Села я совершенно расслабился. Елочки вдоль трассы радовали глаз, а идущий впереди «Львовский» надежно защищал нас от возможных покушений деревенских трактористов.

Ладно. Насчет трактористов я, разумеется, соврал. Первый сельский житель появился рядом с трассой, когда уже окончательно рассвело, и мы неуклонно приближались к Кингисеппу. Некий мужичок в фуфайке мутным и недоверчивым взглядом провожал редких путешественников. Вероятно, в этом заключалась на данный момент его активная жизненная позиция. Пользы от мужичка не было никакой, но и вреда, собственно, тоже никакого не было. В полном соответствии с классикой.

Идиллия продолжалась до тех пор, пока в нее на полном ходу не вклинился джигит на «барже». Каких-то две-три аварийные ситуации — и он уже впереди планеты всей. Минут на тридцать. Именно столько времени он носил виртуальную желтую майку, после чего тяга к никотину и страсть к чистоте остановили его на обочине. Таким мы его и запомнили: с сигаретой в уголке рта и с грязной тряпкой в руках. Сигарету он курил, а тряпкой наивно протирал фары. Дети помахали дяде ручкой. Папа в очередной раз назвал дядю «идиотом».

На этом, как ни странно, яркие впечатления закончились. Дорога-то езжена-переезжена, так что отдельного внимания удостоились лишь подернутая ледком Луга и великолепная панорама, которая открывалась с моста через нее. В остальном же наше перемещение напоминало наступление Красной Армии в восемнадцатом году: «В населенный пункт прибыл, немцев нет, двигаюсь дальше». В пользу этой аналогии говорит и то, что мы, как и красноармейцы, с первым серьезным сопротивлением столкнулись лишь под Нарвой.

Ивангород встретил нас огромным информационным плакатом о приближении к государственной границе и пограничным же постом. Молодые ребята в камуфляже просмотрели наши документы и по старой армейской традиции попытались стрельнуть сигарет. В чем я им, по другой старой традиции (уже не армейской), уверенно отказал. Впрочем, я действительно не курю. Так что угрызения совести я оставил на долю пончиков из Генерального Штаба, а для себя ограничился зароком в следующий раз захватить в путь несколько «кислородных палочек».

Так или иначе, но через пять минут я уже оформлял страховку на автомашину. Документ, громко называемый полис, при ближайшем рассмотрении оказался сомнительной системой переадресации ответственности одной российской конторы другой польской конторе, из которой, на мой взгляд, могло следовать всё, что угодно. Кроме фактической выплаты денег, разумеется. Однако я не специалист, ну и, по большому счету, если эстонские власти такая бумажка устраивает...

И вот тут-то меня подстерегла первая сложность. Оказалось, что я по неопытности проскочил мимо ивангородского отстойника, где машинам оказывается услуга по обязательной платной парковке и необязательному, но подразумеваемому платному внеочередному проезду. Блин! Впрочем, на предложение договориться на месте страж шлагбаума отреагировал вполне адекватно и вскоре я двинулся дальше. Сэкономив, в сравнении с летней таксой, около четырехсот рублей. Наверное, попал под сезонные скидки.

Ну а дальше последовала традиционная таможенно-пограничная процедура. Уже официальная. Так как всё, что творится в Ивангороде, за исключением первого пограничного поста, — чья-то полулегальная коммерческая самодеятельность. Только гармошки и медведя не хватает. Однако не пытайтесь это доказать прямо на месте — возвращаться в любом случае дороже. Так вот и живем.

Впрочем, я снова отвлекся. Так как должен был поведать вам о строгих и подозрительных таможенниках и пограничниках. Вернее, такими они рисовались в моем утомленном путешествием мозгу. На деле же — оказались весьма милыми и доброжелательными людьми. Поэтому прохождение границы заняло ровно столько времени, сколько требовали оформление всех необходимых бумажек и пропечатывание штампиков.

Та же картина наблюдалась и с эстонской стороны. Лояльность и вежливость. И минимум проволочек. Последний шлагбаум позади — и мы в Нарве.

Выпив по чашке кофе (это был настоящий Нескафе!) и размяв косточки себе и детям, мы взяли штурмом последние пятьдесят километров пути. Сказать, что я глазел по сторонам — погрешить против истины. Я напрягся и сосредоточился, так как находился в ожидании знаменитых «Нарвских поворотов».

Дело в том, что сразу после Нарвы начинается участок дороги, на котором уютно пристроились то ли семьдесят, то ли восемьдесят поворотов. Считается, что ездить здесь опасно, а таким водителям, как я, лучше взять проводника из местных. Или вообще остаться дома.

Хм. Ну что я могу сказать. Разве что пригласить в гости на Карельский перешеек. После чего в спокойной обстановке обсудить качество и ширину дорожного покрытия в Эстонии, используя большей частью прилагательные в превосходной степени. А также прокатить участников дискуссии по весьма приличному отрезку дороги, ну, скажем, Зеленогорск — Приморск.

Больше, пожалуй, этот этап мне ничем не запомнился. Вероятно, сказывалась накапливающаяся усталость. Некоторое время спустя я уже разгружал вещи, делился последними новостями и так далее, и тому подобное. После чего смог спокойно присесть и обмозговать ситуацию.

Однако одно дело — мои мысли, а совсем другое — ваши. Поэтому совершенно необходимым будет отступление от хода повествования, чтобы вы себе лучше представляли, куда, собственно, я приехал.

Страна без истории — это не страна, а так, остров безымянный. Правда, история может быть богатой на события и не очень, но это уже частности. В моей интерпретации история Эстонии будет не только искусственно облегченной, но и по возможности краткой. Иначе мы никогда не доберемся до рассказа о самом путешествии.

Хронология эстов берет свое начало в те незапамятные времена, когда они, подобно прочим народам, приобрели человеческий облик. По некоторым сведениям, самая выдающаяся эстонская женщина появилась на свет из птичьего яйца, самый достойный мужчина был депортирован из священной рощи на гигантском орле, а их сын стал всенародно любимым могучим героем и защитником земли эстонской.

Впрочем, всё это сплошные предания. «Однако же и по этим преданиям, и по некоторым словечкам и обычаям понятно, что хоббиты, подобно многим другим народам, пришли когда-то с Востока». Ну, не хоббиты, конечно же, а... Вы поняли, короче говоря, кто. Тем более что всё равно с Востока.

О Днях Странствий сохранилась старинная легенда, гласящая, что однажды блуждающий народ встретил на своем пути дорожный камень. Незримыми рунами на камне была выбита надписьµ, что к северу от него бегает в изобилии пушная дичь и переполнены рыбой кристально чистые озера, а к югу, во многих днях пути, радуют глаз изумрудные склоны холмов и сочатся сладким соком гроздья спелого винограда. Часть племени повернула на север, и так появились финны. Часть ушла на юг, и так появились венгры. Те же, кто не умел читать, остались в Эстонии.

К сожалению, сейчас невозможно установить точное нахождение этого валуна. Однако его существование представляется мне настолько же бесспорным, насколько и подвиги эстонского богатыря Калевипоэга.

Впрочем, несмотря на неграмотность, ко второму тысячелетию эсты подошли с вполне приличными результатами. Их городища были в изобилии разбросаны по всей стране. Частично смешавшись с корелами на востоке, они вступили в союз с воинственными русами, став частью мощного государства с центром в Старой (ныне) Ладоге. Морские шайки эстов наводили на прибрежные поселения ужас ничуть не меньший, чем бригады норвежских первопроходцев. В принципе, в актив можно было бы записать успешное преодоление «Ошибки 1000», однако это уже не столь очевидно.

Но пруха на этом закончилась. В тринадцатом веке на территории Эстонии столкнулись лоб в лоб наследники великой Византии: германские рыцари и русско-татарская орда. Масла в огонь подливали датчане со своими гнусными замашками. После многочисленных разбирательств Эстония осталась во власти Ливонского Ордена с учетом различных оговорокµ, а сам Орден, в той или иной степени, оказался в вассальной зависимости от Руси. Парочка карательных экспедиций, в ходе одной из которых русскими был дотла сожжен Тарту, установили мир и спокойствие на два с лишним столетия. Именно в это время в Эстонии были построены многочисленные церкви и замки, получила развитие торговля, а также была заложена основа современной инфраструктуры. Уж что-что, но строить дороги немцы умели всегда.

Беда пришла вместе с Реформацией. Последователи Лютера не только вычистили из церквей все следы старой веры (сейчас не осталось почти ничего от долгого периода католицизма), но и решили обновить отношения с Русью-Ордой. Ответный ход не заставил себя ждать — грянула Ливонская война. Поначалу всё развивалось по старому сценарию: «малой кровью, могучим ударом». Уже через год большая часть Эстонии принадлежала Руси. Однако дальше что-то не срослось, и следующие шестьдесят лет страна переходила из рук в руки: поляки, датчане, немцы, русские... Наконец, земля закрепилась за шведами, которые и правили здесь сто с хвостиком лет. Пока не случилась Северная Война.

Дальнейшее представляет мало интереса, так как до Октябрьской Революции Эстляндия находилась во власти России, оставаясь, в то же время, сильно онемеченной территорией. И лишь после развала Российской Империи Эстонская Республика смогла зажить как самостийное государство, в каковом состоянии и пребывала до сорокового года. Сделав правильные выводы из результатов Финской операции, эстонское правительство не стало мешать народу отвечать «Да!» на предложения товарища Сталина. Однако злобу, что характерно, затаило. Народ, как это ни странно, затаил ее тоже.

Вылилось это в очередное объявление независимости, но уже в девяносто первом году. Несколько лет ушло на установление границ, введение собственной валюты, создание армии и флота, подписание различных международных договоров, и — вуаля! Совершенно отдельная страна. Со своим неповторимым путем развития.

Я намеренно оставляю в стороне новейшую историю, а особенно — многочисленные тонкие и мутные моменты. Пусть ее. Лучше посмотрим, как отразилась на эстонцах их нелегкая судьба.µ

Прежде всего, произошло заметное обесцвечивание населения. Исконные эсты (как, кстати, и финны) были черноволосыми и смугловатыми. Чтобы в этом убедиться, достаточно просто взглянуть на мою фотографию.µ Нынешний же стереотип прибалта известен практически каждому.

В то же время людям была привита тяга к порядку и основательности, причем привита настолько успешно, что сохраняется до сих пор и является, на мой взгляд, довольно мощным инструментом в решении бытовых проблем. Не верите — сравните среднестатистическую русскую деревню и того же размера эстонский поселок. Почувствуйте разницу...

Немного странно, но эстонцам удалось сохранить оригинальный язык. Пусть и не в девственно чистом варианте, но в весьма и весьма приличном виде. Вероятно, сказалась обыкновенная заносчивость завоевателей, а также медленно меняющийся уклад жизни. Поэтому сейчас, как и в древние времена, мы можем в полной мере насладиться всеми четырнадцатью падежами.

Ну и, наконец, численность. Здесь — сложнее всего. Единственные достоверные данные относятся к началу двадцатого века, и в соответствии с ними эстов в Российской Империи было около миллиона ста тысяч человек. Сейчас их — примерно столько же. О причинах столь медленного роста судить трудно, хотя сразу вспоминается анекдот о Рождестве, которое лучше секса, потому что чаще. Не верьте, это совсем не так. И то, и другое празднуется примерно с равной частотой. Впрочем, как рабочая версия этот ответ вполне сгодится.

Вот и всё, пожалуй. Пора возвращаться из наших умозрительных странствий к тому моменту, когда мы прервали наше реальное путешествие. Я, как вы помните, обмозговывал ситуацию...

Поскольку во время получения высшего образования во мне усиленно культивировали привычку к систематизации, у меня наготове было несколько вариантов поездок по Эстонии. На каждый маршрут было рассчитано время, расстояние, а также определен перечень объектов, которые хорошо было бы посмотреть. Так что теперь предстояла нелегкая проблема выбора.

Самым простым из рассматриваемых вариантов был заезд в гараж с последующим доставанием масляного щупа и прилагающейся экскурсией по подкапотному пространству. С чем я успешно справился. Пора было переходить к более сложным задачам.

И вот тут-то во мне зародились определенные сомнения. Прежде всего, погода явно шептала. Вот только шепот тот я не рискнул бы здесь привести по причине весьма условной его цензурности. Моральное состояние экипажа также внушало некоторые опасения. Всё было против меня, даже я сам.

Посему после кратких раздумий я постановил: едем в Таллин. Сделано это было по двум причинам: я очень хотел показать его детям, и такая поездка послужила бы весьма достойным пробным шаром. Кроме того, это было единственное, на что согласилась жена.

Автоматически задрав левое запястье, я поразился: принятие судьбоносного решения не заняло и десяти минут! Еще вполне можно было скататься в соседнюю часть города, которая ныне обрела статус самостоятельного территориального образования.

Йыхви — небольшой городок, стоящий на слиянии дорог из Таллина и Тарту в Нарву. В связи со своим положением он издавна использовался как промежуточный пункт для всяких путешествий. Исторических же достопримечательностей в Йыхви всего три: лютеранская кирха, православная церковь и ресторан «Белая лошадь».

Кирха, построенная в четырнадцатом веке как укрепленная церковь-крепость, до сих пор сохранила свой грозный вид. Ров, правда, уже давно не наполнялся водой, но идентифицируется вполне однозначно. Немного жаль, что разбитый вокруг сад делает кирху совершенно нефотогеничной, даже в столь безлистное время года, поэтому вся моя беготня вокруг здания с фотоаппаратом в руках только доставила жене несколько веселых минут.

Православный храм, напротив, доступен для фотографирования круглый год.µ Более того, он известен как первое место службы Алексия Второго. На этом его достоинства исчерпываются.

Что до ресторана, то расположен он в бывшей конюшне; это и определило его ретро-интерьер и название. Кормят там вкусно и относительно недорого, и раньше он почитался лучшим из четырех возможных вариантов красиво провести вечер. Фотографировать его я не стал — не велика зверушка, чтобы на нее пленку тратить.

Короче говоря, вы уже поняли, что Йыхви — это местный центр цивилизации. Однако там есть несколько современных банков, интернет-центр, парочка супермаркетов и даже два автосалона. Что, в моем понимании, чересчур для двенадцатитысячного населения. Особенно учитывая тот факт, что выглядят все эти учреждения не хуже, чем модные магазины на Невском.

Однако своя специфика есть повсюду, и отпраздновал мое прибытие «город, знакомый до слез» совершенно замечательным образом. Я увидел ПЛАКАТ. Именно так, большими буквами. Изображенная на нем симпатичная девушка демонстрировала аппетитный розовый язычок, а надпись, которая сопровождала этот сюжет, гласила: «Язык прокормит».µ Я понимаю, конечно, что многие девушки именно так себя и прокармливают, однако впервые столкнулся со столь явным призывом.

Подойдя поближе, я увидел другую фразу, уже мелким шрифтом, с не менее загадочным содержанием: «Учи эстонский — вернем половину денег». Вероятно, так утешал своих русскоязычных жертв какой-нибудь Арво-Разбойник, одновременно демонстрируя исключительное национальное самосознание.

Подивившись, я было расслабился, так как один крупный сюрприз для подобного населенного пункта — это более чем достаточно. Как оказалось, сделал я это рано. Потому что после посещения магазина вдруг обнаружил, что мне дали сдачу не однокроновой денежкой, а совершенно незнакомой монеткой. При внимательном рассмотрении она оказалась достоинством в один ЕВРО, что составляло примерно в пятнадцать раз больше, нежели ожидавшаяся крона.

Я до сих пор не знаю, что толкнуло кассира на этот шаг. Наверное, мой красный паспорт, нахально торчавший из бумажника. Рассудив, что раз монетка иноземная, и человек — не местный, мне ее благополучно и сплавили. Типа, там всё равно заграница. И деньги — заграничные. Вот пускай он их и забирает. Прямо как у Венечки Ерофеева.

Столько процентов на вложенный капитал я не зарабатывал ни разу в жизни. Все следующие дни я настойчиво подмигивал продавцам и как бы невзначай демонстрировал обложку паспорта. Они делали понимающие глаза, лезли в кассу в поисках странных денег, но, увы, ни разу их не находили. Можно сказать, что в финансовом плане это путешествие оказалось поездкой нереализованных возможностей.

Однако тогда я еще не мог знать таких подробностей, поэтому окрыленный вернулся домой и приступил к подготовке к предстоящему марш-броску в Таллин. То есть — попросту завалился спать.

Уже закрыв глаза, я вспомнил еще одну странность. На скоропостижно обветшавшем автомобильном виадуке, который за годы советской власти построили в самом центре Йыхви, были закрыты для движения две полосы. Сделали это для того, чтобы машины своим весом не создавали излишней нагрузки на дряхлую конструкцию. Сейчас на свободных полосах метровым слоем лежал грязный и мокрый снег. Наверное, таким образом нашли свою визуализацию особенности национальной физики и плотности веществ.

Вместо воспетой социалистической прохлады утро встретило нас вполне капиталистическим каминным теплом. В компенсацию, правда, подарив радостные детские вопли. Однако сейчас это было только на руку, так как звук «мобильного» будильника мне никогда особенно не нравился. Наскоро позавтракав и покидав минимальный дорожный набор в багажник, наш экипаж принялся активно наматывать эстонские километры на российские колеса. В этот раз, правда, мы выступали в расширенном составе: четверку дополнил мой отец, свободно ориентирующийся в Таллинских улицах. В принципе, карту города я в свое время внимательно изучил, да и негде там особенно плутать, если уж начистоту, однако была во всем маленькая тонкость, о которой речь пойдет впереди.

Путешествовать по эстонским дорогам — это сплошное удовольствие, даже в столь капризное осеннее время. Поэтому следующие два часа я просто поглядывал на спидометр и изредка поворачивал рулевое колесо. То есть — не занимался ничем из того, что приходится делать в России, когда смещаешься хотя бы на пять метров в сторону от основной трассы.

Однако подвергать вас подобному испытанию скукой совершенно не входит в мои планы, в связи с чем я займу ваше время рассказом об особенностях автомобилизма в Эстонии.

Первое, что бросается в глаза — это необходимость передвигаться даже в светлое время суток с включенным ближним светом фар. И зимой, и летом. И в зной, и в стужу. Короче говоря, всегда. Причем за нарушение этого правила штрафуют, и весьма чувствительно.

Следующим небольшим отличием является скоростной режим в населенных пунктах. И упаси вас Господь перебрать положенные пятьдесят километров в час. Заметят — накажут. То же относится и к внегородскому лимиту «девяносто».

Однако это — далеко не самое главное. Основная фишка заключается в необходимости пропускать пешеходов на переходах не только в тот момент, когда они вступили на проезжую часть, но и когда они просто подошли к нему.

Воспитанному на питерских традициях передвижения, мне приходилось заметно напрягаться, дабы не пропустить заветный синий знак. Так как оставлять в лапах полицейского половину наличных средств мне не очень-то улыбалось.

Клиничность ситуации заключается в том, что переходы остались еще со старых, советских времен. Поэтому расположены они через каждые полсотни метров, да еще и в самых непредсказуемых местах. Например, сразу за поворотом на девяносто градусов (ведущий останавливается, следующий — въезжает ему в зад). Или в пяти метрах от оживленного перекрестка (первая машина пропускает пешеходов, вторая — подставляет бок перпендикулярному транспорту). Хотя это лишь половина «клиники».

Вторая же часть содержит в себе условность трактовки дорожной ситуации. Даже если пешеход весь обмахается, предлагая проехать, вас всё равно могут оштрафовать за то, что вы его не пропустили. Всё зависит от процента выполнения плана по сбору штрафов. Так что лучше тупо стоять и дожидаться, пока доброжелатель не закончит размахивать руками и не перейдет на другую сторону. Один раз пришлось остановиться и смотреть, как бабка держится за столб рядом с переходом. Хватило меня секунд на сорок, после чего я для порядка пару раз рявкнул двигателем и двинулся дальше. К счастью, никто этого не видел.

Хотя, в общем-то, всюду можно жить. Если не брать в расчет «these fucking differences». А они таковы, что минимальная сумма штрафа колеблется в районе ста долларов, а верхний предел уходит за тысячу. Причем, что характерно, «договориться», скорее всего, не удастся. Так как существует финансовый план, и за его невыполнение полицейских дрючат. А они, в свою очередь, дрючат всех остальных. Особенно во второй половине месяца.

Надеюсь, теперь вы понимаете, почему я не хотел исследовать движение по полосам в Таллине и таблицу штрафов за пересечение сплошных линий, а предпочел взять с собой попутчика. Да и веселее оно, впятером-то.

Впрочем, если вы полагаете, что в Эстонии все белые и пушистые, то вы сильно заблуждаетесь. Гоняют так, что только дым от колес валит. Несмотря на то, что встречные не горят желанием подмигнуть фарами, информируя о засаде. Однако они-то дома, а вот вы... Между прочим, права там отбирают без лишних разговоров.

Да, чуть не забыл. Каждая машина в Эстонии имеет два техпаспорта: один — с собой, второй — дома, на всякий случай. Поэтому на огороженных платных стоянках принято оставлять техпаспорт у дежурного. На вопрос «Зачем?», был ответ, что «Это для того, чтобы полиция не обвиняла в хранении угнанных машин». Мое предположение, что со стоянки, таким образом, машину можно увести со всеми необходимыми документами, вызвало недоуменный взгляд. Буржуи.

В Таллине можно совершенно спокойно провести целый день. Или два. Или неделю. Больше, пожалуй, вряд ли, а вот неделю — запросто. Но ни туман над городом, ни короткий световой день не предполагали столь продолжительного визита. Поэтому я на глазок зарезервировал четыре часа, и, препоручив стального коня охраннику (шесть крон в час), присоединился к шествию в Старый Город.

Кстати, цена на стоянку напрямую зависит от близости к центру. Спустя три минуты мы проходили мимо другой площадки, где увидели ценник «10.-». Дальше — дороже. Поэтому не пытайтесь заехать прямо на смотровую площадку — лучше купите на эти деньги пива. Или сувенир какой-нибудь.

Пока мы шли, я внимательно оглядывался по сторонам в поисках чего-нибудь новенького. В Таллине всегда можно найти нечто невиданное. Нужно только внимательно смотреть. В этот раз невидальщиной оказалась маленькая оранжевая табличка, на которой был схематически изображен процесс вырывания сумочки.µ Стоит ли говорить, что нас этот символ перемен привел в полный восторг. Жена тут же принялась изобретать таблички, которыми она украсила бы улицы Петербурга. Я просто тихо тащился.

Между тем таблички, исчезнув на некоторое время из поля зрения, снова в изобилии появились на улицах Старого Города.µ Причем чем ближе к зданию Правительства Эстонской Республики, расположенному на верхушке холма Тоомпеа, тем чаще оранжевые предупреждения нам попадались. Возможно, эти вещи как-то связаны между собой.

Другой странностью, обратившей на себя мое внимание, было полное пренебрежение жителей свисающими с крыш сосульками и падающими оттуда же солидными порциями снега. Один раз снеговая «плюха» пролетела буквально в паре сантиметров от моей головы. Да и то лишь потому, что я вовремя дернулся в сторону. Пришлось втоптать мерзкие кристаллы в мостовую.

Но не все были столь удачливыми. Некий лысоватый и жизнерадостный турист, увлекшись кручением в руках гигантской рекламной ложки, получил с двадцатиметровой высоты зимний привет по голове. Хотя, судя по реакции, вреда ему этот гостинец не причинил. Наверное, как сформулировал один мой знакомый, «этот тот самый случай, когда будет либо так же, либо лучше».

Однако снег снегом, а город смотреть нужно.µ И мы, в полном соответствии с планами, заглянули в величественный Домский Собор, где послушали орган и двенадцатичасовой бой курантов, поглазели на подернутую дымкой панораму и попытались разглядеть триколор национального флага на верхушке Длинного Германа.

Отступив от хода повествования, замечу, что Таллин, как и любой город с тысячелетней историей, оброс определенным количеством легенд и преданий. Пересказывать их здесь было бы не совсем правильно, да и знаю я далеко не всё, а лишь десяток историй подлиннее, да примерно столько же баек покороче. Кроме того, любая история хороша к месту, в данном случае — к месту в физическом понимании этого слова, а передать ауру старых улочек у меня явно не хватит писательского мастерства.

Поэтому я просто ограничусь упоминанием нескольких мест, которые лежат чуть в стороне от типовых маршрутов прогуливающихся туристов.

В первую очередь, обязательно посетите музей истории города. Небольшая, но с отменным вкусом сделанная экспозиция содержит в себе детали, интересные и детям, и взрослым. Например, фанерные фигуры средневековых горожан, которые можно заставить двигаться, дергая за веревочки. Я, например, с удовольствием отлупил розгами нерадивого ребенка с помощью отзывчивого монаха, а после поклянчил немного монеток у жены, взяв под контроль уличного попрошайку. Кроме этих, безусловно, полезных изобретений, музей обладает витриной, вызвавшей во мне неподдельную тоску по детству. За стеклом, любовно собранные, были разложены игрушки, карандаши, мелкие домашние безделицы и сигареты «Румба». Всё, как тогда... И слезы умиления навернулись на мои глаза.

Кстати, у музея есть и другая экспозиция, расположенная во дворе бывшего доминиканского монастыря. Не поленитесь найти на карте этот двор — внутри можно обнаружить большое количество каменных свидетелей пролетевших веков.

А проходя мимо аптеки на Ратушной площади, примите во внимание тот факт, что именно здесь был впервые изготовлен марципан — несравненное лакомство, не слишком известное в российских пределах. Ученик аптекаря, сотворивший данное чудо, настолько разбогател, что смог позволить себе трах... Простите. Смог позволить себе жениться на дочери бургомистра. В Средние Века ценили полезные изобретения.

Если же говорить о вещах, демонстрируемых всем и каждому, то на шпиле Ратуши... Впрочем, пора останавливаться. Лучше вам всё-таки один раз увидеть, нежели сто раз услышать, пусть даже и от меня. Кроме того, в Таллине есть не только Старый Город.

...Отведенные на прогулку четыре часа истекали. Пора было возвращаться на стоянку и трогаться в путь. Тем более что на обратном пути я хотел посетить еще одно место.

Выбрались мы из Таллина без особенных приключений. Если не считать, конечно же, того, что повернули немного раньше, чем следовало, и в результате столкнулись с перспективой сделать кружок километра в три. Пришлось вспомнить некоторые навыки и пересечь кое-что кое-где под прямым углом к четырем полосам. Ну и ладно.

Тем временем заметно смеркалось. Хорошо еще, что намеченная остановка была в двадцати минутах езды.

Я понимаю, что следует пояснить причину, по которой я стремился в место с непроизносимым для русскоязычного человека названием (вам еще повезло, что я не привожу истинное написание). Что ж, не буду ходить вокруг да около: именно там, в десяти метрах от трассы, расположено самое старое известное захоронение на территории Эстонии.

Обнаружено оно было совершенно случайно, когда бульдозер распахивал пашню для прокладки новой дороги. К счастью, нашлись толковые люди, которые сообразили что к чему, и поэтому раскопки были проведены силами специалистов, а не дизельной техники. Правда, каменные круги пришлось перенести немного южнее, но хоть не закатали их в асфальт.

Теперь в Йыэляхтме крошечный — в две комнатки — музей, где нам с большим удовольствием устроили слайд-шоу и коротенькую экскурсию на эстонском языке. Однако всё было настолько элементарно, что даже я не был озадачен.

Самым большим разочарованием оказалось то, что каменные круги захоронений скрывал снег. На фотографиях видны какие-то черные бугры, покрытые грязноватой массой. Поэтому приезжать туда лучше летом. Однако было и открытие: неподалеку расположены еще несколько объектов, которые имеет смысл осмотреть. Естественно, всё это я отложил до следующего раза. Дорога звала.

Вероятно, это будет самая короткая часть в повествовании. Ехали мы без остановок, но, несмотря на все мои усилия, последний час пришлось двигаться в полной темноте. К приезду я вымотался, как собака, и нашел в себе силы лишь повозиться с полетевшей лампой поворотника и усмехнуться утренним планам — взобраться на террикон, чтобы посмотреть на ночной город с высоты сорока метров. Планка, сниженная в сто раз, гораздо лучше отражала реальность. Да и неосвещенный потолок был по-своему весьма привлекателен.

На следующий день было отчетливо заметно всеобщее расслабление. От далеко идущих (хотя, наверное, правильнее было бы сказать «далеко едущих») планов пришлось отказаться ввиду отсутствия спонсорской поддержки со стороны небесных сил: слишком уж погода была мрачной и унылой. Поэтому мы провалялись в кровати столько, сколько смогли, а затем отправились по запасному маршруту. Однако запасной — не значит малоинтересный, поэтому лично у меня настроение было приподнятое. На остальных я старался не смотреть. Тем более что у меня была железная отговорка: нужно следить за дорогой.

Вы когда-нибудь пробовали искать черную кошку в черной комнате? А белый замок с заснеженной крышей в зимнем пейзаже? Если да, то тогда вы поймете мои ощущения. Потому что жилище феодала в Пуртсе я заметил лишь тогда, когда мы подъехали к нему на расстояние хорошего выстрела из духовой трубки. Ну, или немногим раньше. Хотя летом его видно за несколько километров. Именно с такой дистанции я его обычно и наблюдал, проносясь по Таллинской трассе.

Вблизи пресловутое строение представляло собой белесый кубик с пристроенной башенкой.µ Во дворе красовался огромный колодец с колесом, наводящим на мысль об инквизиторских причиндалах.µ То есть, приспособлениях. В голове крутилась мысль, что никого в замке нет, сейчас побродим вокруг — и поедем назад, а по пути со мной сделают что-нибудь нехорошее. Но тут небеса с лихвой компенсировали непогоду: оказалось, что буквально за несколько минут до нас в замок приехал его нынешний владелец. Просто для того, чтобы подготовиться к предстоящей вечером тусовке.

Как и любой предприниматель, владелец быстро извлек пользу из нашего приезда и провел небольшую экскурсию. За небольшую плату, само собой. И вот что мы увидели и узнали.

Замок построил в шестнадцатом веке некий джентльмен удачи. Расположение было выбрано отнюдь не случайно: в те времена море было гораздо ближе, а рядом находилась удобная гавань. На случай всяких непредвиденных неожиданностей замок был оборудован бойницами, смотровой башней, мощным запором, а также подземным ходом, ведущим к морю-окияну. То есть, все было исполнено в лучших традициях рыцарства.

В шестидесятых годах прошлого века от былого великолепия осталась лишь бесформенная куча камней, однако за дело взялись реставраторы и сейчас здание имеет более чем сносные очертания. Внутри расположился местный культурный центр (проводятся художественные выставки — неплохие, кстати — и концерты), в подвале замка устроено кафе, а жилые комнаты попросту отремонтированы и пока ничем выдающимся не украшены. Хотя и передают атмосферу стародавних времен. Необъяснимо привлекательны стенные ниши для туалета типа «сортир».

Поэтому любителям реликвий в Пуртсе делать совершенно нечего. Особенно учитывая, что зимой замок в большинстве случаев закрыт. Однако хозяин заверил нас, что летом кафе будет открыто ежедневно, и пригласил заезжать на чашечку кофе. Я пообещал, что напишу об этом в Интернете. И выполняю свое обещание, кстати.

Попрощавшись с дядей Райво (как он представился моему сыну), мы выехали на шоссе, обнаружив по дороге замечательные рябины.µ Наш путь лежал вдоль побережья Финского Залива в Тойлаский парк. Расположенный, как вы догадываетесь, рядом с рыбацким поселком Тойла.

Парком начали заниматься еще в восемнадцатом веке. Огромный овраг, практически каньон, образовавшийся за счет пересыхания русла ледниковой реки, представлял собой такой лакомый пейзажный кусочек, который грех было оставлять нетронутым. В результате расчистки территории и облагораживания флоры появилось излюбленное место отдыха тогдашних помещиков и капиталистов. Немаловажную роль сыграл микроклимат Тойла, оказывающий целебное воздействие на «лёгочников».

Однако наибольшее развитие парк получил уже в веке двадцатом, когда в нем была обустроена летняя резиденция первого президента Эстонии. Моего тезки, к слову. От дворца сейчас остались одни лишь террасы со следами фундамента, однако вид, открывающийся оттуда на залив и на противоположный край оврага, до сих пор потрясает. Впрочем, вы можете и не смотреть вдаль, а опустить голову вниз, чтобы с высоты птичьего полета понаблюдать за речкой Пюхайыги, текущей по дну оврага.µ В любом случае, удовольствие вам гарантировано.

Парк исключительно пейзажныйµ, поэтому ничем, кроме как прогулками, в нем заниматься нельзя. Ну, разве что осмотреть небольшой грот, но ничего потрясающего вы там не найдете. Зимой к прогулкам можно добавить катание со склонов на лыжах и санках, летом — купание в Финском Заливе. Лыж у нас с собой не было, так что мы прогулялись часокµ, сходили на пустынный и мрачный пляж и отправились домой.

Кстати, имейте в виду, что приезжая в Тойла зимой вы можете столкнуться с традиционными народными промыслами. В их число, помимо ловли рыбы, входит и чистка салона автомашины. И не особенно надейтесь на сигнализацию — вряд ли вы ее расслышите за пару километров. Летом лучше: работает платная стоянка.

А мы тем временем боролись с занесенной снегом колеей. Как ни странно, это было единственное место в Эстонии, где не удосужились почистить дорогу. Смеркалось. Однако на душе было светло и радостно: дома ждала сауна.

Вряд ли вас заинтересует, чем именно я занимался в сауне. Чем-чем... Парился я! Причем при выключенном свете, чтобы не пугать окружающих. Так что максимум, что могло остаться на память об этом увлекательном приключении — парочка аудиокассет с компрометирующими звуками процесса потоотделения.

Однако настоящие спецагенты не оставляют следов, даже на звукозаписывающих устройствах, поэтому сейчас я не могу предложить вам ничего кроме своего рассказа о музыке, сопровождавшей меня в этой поездке. Пусть это будет некоей вербализацией дорожного саундтрека. Если вас не пугает такое словосочетание. Кроме того, нужно же вам чем-то заниматься, пока я не вернулся из сауны.

Готовились мы основательно. Было закуплено несколько кассет с «колбасой», чтобы в пути не спалось, а радиоприемник проверен на предмет ловли FM-диапазона. Однако в действительности все оказалось иначе, чем в планах. Как и обычно, впрочем.

«Колбаса» оказывала какое-то усыпляющие действие на мой мозг и поэтому была быстро исключена из списка си-джея (это «автомобильный джей», если не очень понятно). По возвращении домой кассеты были подарены соседской школьнице. Надеюсь, она нашла им достойное применение.

С радиостанциями было еще хуже. Их оказалось всего четыре, причем уверенно ловились только две. Крутилась там какая-то незатейливая музычка, быстро надоедающая и совершенно не трогающая струнки души. Пришлось от подобного суррогата отказаться.

К счастью я предусмотрительно потратил вечерок и успел записать сборник треков из «Шестиструнного самурая» и «Криминального чтива», дополнив этот микс творениями Брайана Сетцера. И эта гремучая смесь оказалась лучшим спутником.

Удивительно подходящая под темп движения и поднимающая настроение музыка крутилась в машине до самого возвращения в Петербург. Поэтому теперь я могу с чистой совестью сопровождать показ сделанных в поездке фотографий творениями «Красных Элвисов», так как это соответствует действительности на все сто процентов. Ну и, пользуясь случаем, объявить свой сборник официальным саундтреком вояжа.

Некоторые могут спросить: «А что же эстонская музыка?». Так я им отвечу: «А то же». Музыка как музыка. Не хуже и не лучше российской. Нет ни одной команды, сравнявшейся в популярности со шведскими или финскими монстрами, однако отдельные композиции весьма и весьма неплохи. В общем, все как у нас.

В воскресенье природа окончательно распоясалась. Мало того, что подмораживало лишь периодически, так в промежутках между этими всплесками сознательности лил дождь. Самый натуральный. Да такой, что выйти из машины более чем на пару минут означало промокнуть насквозь. Зонтик, само собой, я в дорогу брать не стал: зима ведь, снег лежит.

Как это отразилось на мне, упоминать лишний раз, наверное, не нужно. Другое дело — вы. Так как очередной вынужденный простой я заполню небольшим отвлеченным рассказом. (Порой мне начинает казаться, что эти отвлечения и есть самое ценное в моих заметках). И в этот раз речь у нас пойдет о близком сердцу любого нормального человека явлении — национальной кухне.

Эстония, по большей части, страна аграрная. И потому эстонская пища отвечает всем требованиям типичного хуторянина: она простая в приготовлении и весьма сытная. Я сейчас не стану рассказывать байки о свинине на завтрак, обед и ужин. Это сродни сказкам о хохлах и сале. Хотя свинина и занимает весьма значительное место на столе каждого любителя покушать, она далеко не одинока. Компанию ей составляют столь же незатейливые и аппетитные продукты.

Начнем мы, пожалуй, с самого известного блюда — «мульги-капсад». Попросту говоря, это — тушеная капуста, что частично и отражено в названии. А для большего вкуса она готовится вместе с перловкой и свининой. Или с салом. Всё зависит от хозяйки, наличных продуктов, а также ваших предпочтений. Однако мои вам рекомендации: не пожалейте мяса с сальными прожилками, капусту возьмите квашеную, но не слишком кислую, и обязательно добавьте замоченную предварительно перловку — она оттянет жир. После чего тушите крупно порезанное мясо и прочие компоненты в латке, не усердствуя с перемешиванием. Как при готовке плова. Есть можно и просто так, и добавив сметану или майонез.

Следующим несложным в приготовлении блюдом станет «картошка по-деревенски». Отваренный картофель заправьте жареным луком, вколотите туда парочку сырых яиц и перемешайте. Вот и всё.

Чуть более муторным в плане продуктов представляется традиционный рождественский ужин. Нужно будет найти хорошую кровяную колбасу и пожарить ее. После чего добавить на тарелку моченую бруснику и маринованную тыкву. И не забудьте предварить рюмочкой водки. Очень способствует, знаете ли.

Еще, конечно же, в национальную поваренную книгу входит определенное количество блюд из салаки и курятины. Однако о первых я не упоминаю по причине специфичности запаха, а о вторых — в связи с известной тривиальностью. Лучше уж рассказать о различных булочках и пирожках из сдобного теста. Данные выпечные изделия не требуют дополнительной рекламы, однако от этого не менее вкусны. Потому-то и присутствуют на столе у любой хорошей хозяйки. Начинки — самые обычные: мясо, печенка, рис, яблоки, клюква и так далее, и тому подобное.

А вообще — в Эстонии вы вполне можете рассчитывать на хорошую порцию вкусной «домашней» пищи практически в любом кафе. Как-то раз в Таллине мы заглянули в первое же заведение, и вышли оттуда полчаса спустя заметно погрузневшие и потерявшие нервозность в движениях. Причем, что характерно, трансформация нам обошлась в довольно скромную сумму.

Да, совсем забыл о напитках. Чай — само собой, однако более традиционным, как и для всех постшведских стран, считается кофе. Вспоминается, правда, одна старая байка о хуторянке, которая, варя кофе для заплутавшего помещика, добавила в напиток муки — чтобы сытнее было. Однако сами эстонцы не любят об этом вспоминать. Ну и вы им не напоминайте лишний раз. А то вдруг у них мука всегда наготове.

Впрочем, пора закругляться. Как никак, сутки прошли, пока я тут вам кулинарные прелести расписывал.

Дождь сменился ветром, но ветер — не помеха праздношатающемуся туристу. Поэтому мы с женой загрузились в машину и направились в деревеньку Куремяэ, где расположен Пюхтицкий монастырь — женская обитель, известность которой в определенных кругах во времена Союза зашкаливала за все мыслимые и немыслимые пределы. Ибо монастырь не прекращал свою деятельность даже в те непростые времена.µ

Несмотря на мое критичное отношение ко многим вещам, написать что-нибудь плохое об этом месте у меня просто не поднимается рука. Да и вряд ли поднялась бы у кого-нибудь, кто хоть раз спокойно прогулялся бы по ухоженной территории, заглянул в хозяйственную часть, где всё говорит о тщательном и продуманном подходеµ, отведал монастырского хлеба — черного, с небольшим привкусом растительного масла, однако заменяющего одним ломтем сытный завтрак. Об основательности говорит даже такая маленькая деталь, как специальная лесенка для кошки (досочка с поперечинками) которая одним концом упирается в забор, а другим — в заботливо отворенную форточку.

Если же коснуться истории, то монастырь берёт свое начало от небольшой часовни, построенной в шестнадцатом веке для чудесно обретенной иконы. К легендам я отношусь с известным предубеждением, как и к тому, что рядом с часовней были обнаружены могилы русских воинов времен Александра Невского. Уж больно простая схема рисуется: шестнадцатый век — Ливонская война — русское воинское кладбище — часовня — икона. Однако каждый волен верить в то, во что считает нужным. Кроме того, растущий рядом со зданием священный дуб — действительно древний.µ

Сейчас для старого строения выстроен «футляр» — часовня над часовней. Естественно, всё прибрано и ухожено, однако футляр, как таковой, никакого интереса не представляет.

Сам же монастырь появился уже в девятнадцатом веке и с тех пор стал символом православия в лютеранской, в общем-то, местности. Таковым он и остается до сих пор — оформляя визу в консульстве, я столкнулся с группой паломников, которая стремилась попасть в Пюхтицы.

Большинство строений появилось за последние сто лет, а некоторые — так и вообще в восьмидесятых годах. К слову, местные коммунистические власти редко отказывали в помощи своим идеологическим соперникам. Наверное, просто сказалось удачное географическое положение — отношение к церкви в Эстонии всегда было достаточно либеральным. Особенных архитектурных изысков на территории монастыря не наблюдается, но не за этим сюда нужно ехать, вовсе не за этим.

...Немного побродив по пустынной — понедельник — территории и спустившись к святому источнику (по зимнему времени — закрытому), мы засобирались домой. По пути я отметил одну странность: за всё это время мы встретили от силы человек двадцать, включая монахинь. Всё-таки деревня вокруг, натуральная деревня. Но! Там есть интернет-пункт. Экспериментировать со связью я не стал — время поджимало. Однако сам факт наличия подобного пункта весьма примечателен.

Путь домой всегда кажется короче. Еще бы! Но не в этот раз. Несмотря на удачное начало дня, пустую трассу и хорошее настроение, мы простояли в нарвском отстойнике битых два часа. И дело было не столько в том, что сумма в триста крон за проезд без очереди весьма увесиста. Денег как раз хватало. Просто хотелось пойти «на принцип». Добились своего, в конце концов.

Самое обидное: наша машина была единственным самодвижущимся экипажем с российскими номерами. Все остальные представляли собой «челноков», направляющихся в Ивангород за бензином. Так как в России он вдвое дешевле, нежели в Эстонии. Я и без того не слишком люблю эту торгово-представительскую профессию, а уж в подобном контексте...

Впрочем, за данное окружение я был, в конечном счете, вознагражден. Российский таможенник, нацелившийся было на сумки в багажнике, углядел российские номера и махнул рукой: «Проезжайте!» За всю мою жизнь это был, пожалуй, первый случай, когда я почувствовал себя гражданином своей страны.

Остаток пути я гнал, не останавливаясь. Хотя гнал — не совсем верное слово, потому что плотность машин ДПС на трассе была какой-то фантастической. Плюс — многочисленные деревни. Но среднюю скорость семьдесят с небольшим держать удавалось.

Поэтому для меня последние часы слились в удивительно серую картину. Надеюсь, подобного не произойдет с вами, читающими эти заметки, потому что ваши последние минуты я скрашу приятным разговором на традиционную тему.

Сразу же отмечу — избавляйтесь от стереотипов. Они вовсе не похожи на недавно вышедших из анабиоза космонавтов. В жизни эстонские женщины — такие же, как и русские. Разве что малость порассудительнее.

Вот что бросается в глаза — внешность. Так как выглядят они действительно по-другому. Прожив длительное время в Эстонии, я научился выделять несколько основных визуальных типов. Возможно, это связано с территориальными корнями. Однако если вы поедете в обычную турпоездку, вам не стоит забивать голову подобными тонкостями.

Второй необычной деталью, отмеченной мною в этот раз, стала странная привязанность девушек к волосам радикально черного цвета. Под которыми, в связи с бережливостью (или моей болезненной наблюдательностью), виднеются светлые корни. Хотя объяснение такой тяги к драматизму нашлось очень быстро: жизнь на улицах замирает сразу после семи часов в будние дни, и после пяти — в выходные. Даже магазины закрываются. Остаются лишь телевизоры с различными латиноамериканскими RPG в стиле «Грязного ангела» и «Злобной Розы». А уж там, как известно, без волос цвета воронова крыла и делать нечего.

Что касается всего остального, то женщины — они женщины и есть. Правда, преградой может стать языковой барьер. Однако я научу вас одной фразе: «Ма армастан синд, мину каллике». Говорите ее девушке до тех пор, пока она окончательно не будет добита и не отдаст вам самое ценное, что у нее может быть: фотографию дедушки-«лесного брата» в кругу соратников по борьбе. И будет вам хорошо.

...А я, тем временем, приехал домой, разгрузил сумки и загнал машину на стоянку. Еще час ушел на поездку в мой любимый пункт фотопечати, после чего осталось лишь одно незавершенное дело. И не подумайте, что это — традиционная пьянка.

Естественно, в жизни мы доставали накиданные в беспорядке шмотки и пытались отделить конфеты от носков, а вино — от газированной воды. Единственный аналог этой беспорядочной суеты, который я могу вам сейчас предложить — некий набор разрозненных фактов и замечаний, не стоящих написания отдельных главок. Возможно, вы и обнаружите для себя что-то интересное.

Итак,

  • Суммарный пробег автомобиля за время поездки составил 901 км.
  • Одна эстонская крона — примерно два российских рубля.
  • Бензин, водка и сигареты в Эстонии — в два раза дороже, чем в России.
  • Покупать в Эстонии имеет смысл вино, одежду и сладости.
  • Марципан дешевле брать развесной, в брикетах. Фигурки из него стоят существенно дороже.
  • Языковой барьер в Северной Эстонии исчезает, когда достаешь кредитную карту или кошелек.
  • В Южной Эстонии этот способ не поможет. Возьмите с собой разговорник. И дело вовсе не в плохом отношении к вам — не знают они русского.
  • На пути из Эстонии в Россию попробуйте попасть в Ивангородскую крепость. Если вы там еще не были, конечно же.
  • На трассе Нарва—Таллин определенный интерес представляют замок в Нарве, крепость в Раквере и поселок Вийтна. Последний расположен в семидесяти километрах от Таллина и в тамошней харчевне можно неплохо перекусить.
  • По субботам большинство магазинов работает до трех часов дня.
  • Самая интересная покупка, сделанная мной — полуторакилометровый атлас автодорог Эстонии с массой полезной информации о стране. Стоит чуть больше пятисот рублей, но чувства зря потраченных денег совершенно не вызывает.
  • Пиво в Эстонии вкусное, но дорогое — около двадцати рублей на наши деньги. Однако если брать в маркете упаковку на четыре бутылки, то вполне укладываешься в традиционную пятнашку.
  • Еще лучше — покупать разливное пиво небольших местных пивоварен. Недорого и очень душевно.
  • В Эстонию беспошлинно можно ввозить блок сигарет и литр водки на человека. Бензин не проверяли.
  • Любой эстонский полицейский одновременно и сотрудник ДПС. Так что обращайте внимание на любую спецмашину.
  • В Таллине купите для себя вязаные вещи. Красиво и оригинально.
  • Обратите внимание на традиционные нагрудные броши: металлические, круглые, с чеканкой. Встречаются нечасто, но в сувенирном магазине на Ратушной площади были всегда.
  • В Эстонии практически нет янтаря. Все продаваемые янтарные сувениры изготовлены в Калининграде.
  • Посетите магазин декоративных принадлежностей и подарков. Такого изобилия мелких фенечек и штучек в Санкт-Петербурге я еще не встречал. Не говоря уже о том, что цены в Эстонии существенно ниже.
  • Искупайтесь в Финском Заливе.
  • Сходите в сауну.
  • Вот и всё, пожалуй.

    Автор благодарит Игоря Крейна за терпеливую редактуру текстов, обработку иллюстраций и советы, подаваемые в процессе написания. Кроме того, автор признателен Олегу Юркову за оперативное сканирование фотографий и неистребимую даже водкой тягу к путешествиям, которой он щедро делится с окружающими.

    Константин Ильвес
    Санкт-Петербург - Эстония, ноябрь 2002.

    P.S. Ваши комментарии и замечания к этому отчету можно опубликовать в конференции "Привал у обочины".

    " AutoBanner System "
    designer & webmaster & administrator : Victor Y.Loukyanov, e-mail : info@luca.ru
    hosting : www.100mat.ru

    Полное или частичное копирование или использование для публикации материалов сайта
    разрешено при наличии ссылки на этот сайт и указании его, как источника используемых материалов.

    | Главная | Конференция | Гостевая | E-mail |

    Rambler's Top100 TopList HotLog