Rambler's Top100 Сетка непроторенных дорог
| Главная | Конференция | Гостевая | E-mail |
Ассоциация Свободолюбивых Пилигримов

Сочинение на тему:
"Как мы провели день с 23 по 28 августа 2002 года"

"В поисках степных тушканчиков"
Москва - Воронеж - Ростов-на-Дону - Сальск - Манычское - Дивное - Светлоград - Круглолесское -
- Черкесск - Архыз - Карачаевск - Учкекен - Кисловодск - Минеральные Воды - Буденновск - Турксад -
- Красный Маныч - Дивное - Элиста - Астрахань - Ахтубинск - Волгоград - Москва

23-28 августа 2002 года

Девиз: "Ударим разгильдяйством по бездорожью!"

Пароль: "Туда!" (Выкрикивается с громкостью 130 Дб, с указанием произвольного направления)

Мы:µ
  • Алексей Мочалов (Alexey_mo) - ваш покорный слуга.
  • Иван Колосов (Fish_hanter) - мой коллега по работе, заслуженный рыбак всех времен и народов.
  • Юля Колосова - наш неизменный спутник. Жена Ивана.
  • Берестюк Александр - свободный художник.
  • Майоров Андрей - мой друг детства. Тоже не любит сидеть дома.


  • Самодвижущиеся горячолюбимые повозки:
  • Ауди 100/44 1985 года выпуска.
  • Мерседес W116 1978 года выпуска.
  • Начало было положено более года назад, когда прошлым летом я с моими друзьями, Майоровым Андреем и Газиным Вовкой, решили покорить Астрахань на свежеприобретенном Мерседес W116 не менее свежего 1978 года выпуска за одни выходные. Астрахань мы так и не увидели, зато приключений нашли даже с избытком (см. отчет "Как не надо ездить в Астрахань").

    Лето 2002 года уже подходило к концу, а возможность съездить в долгожданный поход так и не подворачивалась. Работы море, отпуска не светят, на выходные ехать - это, конечно, экстремально, но уже не интересно, да и маршрут уже стал в мечтах шириться и удлиняться. Так что в конце июля было принято решение просить руководство наших компаний о предоставлении отгулов за свой счет на пару дней. Наш энтузиастско-авантюристский запал принес свои плоды. Нас отпустили!

    Началась подготовка машин, снаряжения, захватывающая дух разработка маршрутов, какие-то записи и расчеты на обрывках попавшихся под руку газет, бессонные ночи, ночные кошмары, внезапное утро под ворохом карт и грезы, грезы, грезы...

    Старт был назначен на пятницу, 23 августа. Андрюха же выехал в том направлении на вышеупомянутом Мерсе еще во вторник, 20 августа, по своим бандитским делам. Была просто "забита стрелка" на 2 часа ночи у того моста, что через реку Дон, в поселении с названием Большой Мамон.

    Моя "чахлая" А-100 все две недели болтала колесами на различных подъемниках и всем видом говорила, что она никуда не поедет без уговоров, ласки и внушительных подарков. Таким образом, она дала согласие только после переборки задней подвески, замены КПП, стартера, установки противотуманных фар и еще какой-то мелочевки долларов на сто.

    День 23 августа на работе выдался жарким, и я до восемнадцати часов так и не вспомнил о предстоящем старте. С Шуриком и Юлькой у нас встреча была назначена около метро "Нагатинская", которое и являлось нашим "нулевым" километром. Глеб, наш глубокоуважаемый финский парень, в последний день окончательно сдал позиции, захворал и ехать не решился.

    На встречу к "Нагатинской" опоздали все, кроме Юльки, так что выехали в 18-40, затарившись продуктами и фотопленками. Багажник оказался заполнен полностью, но не под завязку. Прогресс после Карелии (см. отчет "Бросок на Север") налицо. Учимся.

    Ванька был расстроен до глубины души, кричал как резаный и все порывался удрать через форточку. Случилось страшное: жена забыла удочки! Иван был накормлен леденцами, связан обещаниями купить ему новую и оставлен грустить на здоровье.

    В 19 с минутками мы пересекли МКАД и по старой Каширке тихо поплелись в рядах недальнобойных дачников на Ростов-на-Дону. Дачники рассосались только километров через двести, а машин не убавилось. Сплошной поток, куча фур и прочих кораблей пустыни. Только на подъезде к Ефремову до меня дошло, что в феврале по работе меня возили по этой же трассе. Какая огромная разница! Зимой машин практически не было, а сейчас - просто тьма. Воистину Великий Бахчевый Путь! Да и мореплавателей тучи, номера со всей страны, все спешат, куда-то ломятся... Стихия. В Тамбовской области Волга-универсал долеталась. Камаз 6х6 оказался не по зубам. Отпуск кончился не начавшись... Когда же у нас наконец будет хотя бы две полосы в каждом направлении на трассах такого масштаба?! Просто парадокс какой-то. У нас борются с количеством погибших на дорогах не улучшением условий движения, а прилежным рисованием разметки "обгон запрещен" и расстановкой соответствующих знаков.

    После Воронежа я передал штурвал Ивану, а сам завалился в спячку до самых до Мамонов. Мамоны появились неожиданно быстро, но Андрюхи у моста не оказалось. Мы проехали вперед с километр, вернулись назад, в Мамоны. Прокатились вдоль кафешек - нет его. Осталось одно: ехать вперед в надежде на то, что он проехал дальше. Так и оказалось. В 4 утра мы его запеленговали на широкой обочине. Андрей тихо сопел у обочины. Мы тихо подкрались и, слепя светом видеокамеры, по-ГАИшному вежливо, попросили у него предъявить документы. Андрей законопослушно запустил руку в бардачок и... проснулся. После коротких матерных приветствий мы сели по машинам и отправились в лесок на ночевку. Немного перекусив, решили ночевать в машинах, а Иван занялся испытанием нового спальника и улегся на съедение комарам и мухам прямо в перелеске.

    Утро не бывает добрым... Я эту фразу вспоминаю первой каждое утро. Очередной подъем средней тяжести после очумелых Ивана выкриков типа "Рота, Подъем!" и целенаправленных "Леха, вставай!", и я опять на ногах. Можно путешествовать дальше.

    Держим путь на Ростов-на-Дону. Меня гложут странные сомнения в планируемом пробеге на этот день, так как планы заехать к Ваниным родственникам, а потом в филиал родной фирмы "УНИКМА" не сулят быстрого транзитного проезда через этот чудо-град. Но делать нечего: я плетусь за Андрюхой, а он из своей керосинки выдавливает честные 130-140 км/ч, ходя на отчаянные обгоны, т.к. тормозить - себе дороже. Разгоняться будет полчаса. Шурик долго будет вспоминать встречу на пригорке с Ауди А6, после которой Андрей сказал сакраментальную фразу типа "а вот так делать никогда не надо", дымя широченными шестнадцатидюймовыми баллонами. Андрей, вообще, к учебе всегда относился спустя рукава, так что такие уроки для него не уроки, а истории из жизни.

    Въехав в Ростов, мы его без проблем пересекли и заехали на чарку "настоящего ростовского борща" к Ваниным родственникам, отведали первого не нитратного арбузика и зарядились неуемной южной энергетикой. В гостях мы просидели не больше часа. Осталось заехать на наш Ростовский филиал и упылить с Ростова восвояси. Погуляв у подъезда бизнес-центра, дождались наконец Дружинина Сергея, который подкатил на велосипеде. Я был очень порадован этим фактом, ведь и сам не ровно дышу к этому гениальному изобретению человечества. Посидели немного в офисе, попили кваску, пофотографировались в полуофициальной обстановке; Ваньку сразу потянуло на подвиги, и он решил немного поработать. Насилу выцарапали...

    Из Ростова выезжали уже вечером и не тешили себя надеждами на какие-то сумасшедшие пробеги, тем более у нас было жесткое решение двигаться после Ростова преимущественно днем. Нельзя упускать такую красоту. Проехать эти места ночью - все равно, что просто намотать лишний пробег на счетчик. Также было принято решение после Сальска идти вдоль нижнего побережья Маныча, а не вдоль верхнего, как предполагалось ранее, а значит, и заезд в Элисту, в угоду сокращению маршрута, становился под вопросом.

    Взяв курс на Сальск, потихонечку поехали. По пути заехали в Ванькину родовую станицу Кировская (Кагальницкая), там же прикупили немного еды и ирисок. Что за путешествие без ирисок!

    Весело простреливая по ночной степи (слово не сдержали), эпизодично просвистели через кусочек Калмыкии, правда, наш свист прервали дотошные калмыцкие гайцы, учинив полный контроль, включая паспортный. На наш добродушный вид они отреагировали гостеприимно и рекомендовали для ночевки Манычское водохранилище.

    Доехав до селения Манычское, находящееся максимально близко к озеру, мы начали искать съезд к воде. Расстояние от трассы там все равно не малое: около пяти километров. Несколько раз сунулись в съезды до и после Манычского, но ничего не найдя, кроме водопоя всякого рогатого скота, решили проехать через саму деревню, т.к. другого варианта уже не было. Поносились по степи вдоволь. Паутина дорог и дорожек рассыпается совершенно непредсказуемо, и без навигационной системы держать прямую "в сторону озера" просто невозможно. Пыль столбом, Андрюха боялся отстать, так как мой один единственный габаритный огонь легко потерять из виду, а близко ехать просто невозможно и даже опасно. Для ночной езды в степи необходимо тут родиться и знать каждую кочку. Если будешь второй, третий, пятый раз ездить по одному и тому же месту - быстрее всего, не догадаешься.

    К нашей радости, мы выскочили к ОТФ (овцетоварная ферма), после которой дорога рассыпалась таким множеством направлений, что мы невольно остановились. Пока мы держали совет о дальнейших планах, а наши встроенные в черепную коробку GPS бесплодно показывали совершенно противоположные направления, мы заметили, что к нам идет человек. Я поставил себя на его место и решил пойти на встречу, ведь и так надо отдать должное его смелости: во втором часу ночи выйти в одиночку к двум снующим по степи машинам иностранческой наружности с пятью человеками экипажа. В нашей средней полосе тоже вышли бы, но с ружьем...

    Навстречу мне шел молодой, лет тридцати, человек, по всем признакам какой-то из национальностей Кавказа, с голым торсом и озорной вакхабитской бородкой. Его горящие в темноте глаза и зубы всем своим видом выдавали дружественный настрой. Так и оказалось: он с большим энтузиазмом объяснил нам дорогу до Маныча. Было не совсем понятно из-за сильнейшего акцента, но мы нашли практически сразу. Маныч оказался прямо за этой ОТФ, примерно в семистах метрах.

    Покатавшись по берегу долгожданного водоема, мы с огорчением пришли к выводу, что к воде подъехать нам не удастся из-за сильно поросшего и немного подболоченного берега. Точнее, к воде-то подойти можно, а вот лагерь разбить - точно не выйдет.

    Не мудрствуя лукаво, мы сворачиваем в степь и, найдя место с невысокой полынью, останавливаемся. Лагерь разбиваем в считанные минутыµ, несмотря на то, что колышки палатки приходится забивать с изрядным усилием. Земля - как бетон. За этим следует легкий ужин с застольно-закапотными туристическими беседамиµ и безропотный отход ко сну. Степь живьем увидим только утром.

    Утро было прекрасным. Свежий степной полынный воздух пьянил и вселял какую-то инстинктивную радость. Как же приятно вот так проснуться в полутора тысячах километров от дома, от этого нагромождения металла, стекла и бетона посреди бескрайних просторов Ставрополья!

    Из палаток вылезали все с одной целью: побыстрее обнажить фото-видеоаппаратуру и разбежаться в поисках интересных кадров. µ

    Рядом с нами был огромный овраг, точнее, его дельта, впадающая в Маныч, а посреди дельты возвышался высоченный холм. По словам ночного незнакомца - это курган. Может быть и так. Форма очень правильная и конусообразная.µ

    Впечатлило существенное изменение флоры и фауны. Деревьев нет, вообще, разнотравья тоже, буквально три-четыре доминирующих вида растений. Всякие паучки, сантиметра по четыре в лежачем состоянии и по два в холке при стоячем, кузнечиков - тьма, но меньше, чем ночью. Всякие журавли да цапли, правда, на существенном удалении. Появились медлительные и вальяжные орлы, тоже не подпускающие человека на расстояние фоторужейного выстрела.

    Позавтракав, мы свернули лагерь, и, уже практически сев в машины, я вспомнил, что свой мобильный телефон я забыл в палатке, которая, аккуратненько закатанная, лежала в дальнем углу необъятного аудюшного багажника. Началась внутренняя борьба. Боролись врожденная лень и чувство ответственности перед оставшейся дома женой. Ведь, если тут нет сети, где-то она появится. Нельзя же оставить любимого человека без сеанса связи! Баталии закончились полной победой над двигателем прогресса. Делать нечего, пришлось доставать.

    Мы решили в Элисту не заезжать, т.к. это светило очень большой потерей времени, ведь один и тот же участок дороги до Дивного пришлось бы проехать дважды. Это против идеологии нашего путешествия.

    Уйдя направо на трассу Астрахань - Элиста - Ставрополь, мы неспешно, в диапазоне 120-140 км/ч, поплыли по бескрайним прериям в сторону Светлограда. Ставропольцы - народ сознательный, очень заблаговременно предупреждали о засевших в кустах гайцах, поэтому нам посчастливилось избежать наказания рублем за нашу неспешность.

    Дорога до Светлограда хорошего качества, очень красивые виды вокруг. Рельеф начал все больше становиться холмистым, а, соответственно, и более живописным. Машин на трассе мало, поэтому мы могли непрерывно наслаждаться пролетающими за окном картинами.

    На повороте в Светлоград мы заправились под завязку и ушли налево в город. Проезд немного путаный, но по топографической карте мы его пересекли вполне успешно. Держим путь на Черкесск.

    Проехав субъективно километров 30 от Светлограда, на живописном спуске расположилось несколько кафе. Мы остановились в самом первом, около родника, под названием "Домик Охотника". Очень приятная южная обстановка. Кавказское спокойное, статное гостеприимство, хорошая кухня, чистый воздух, потрясающий ландшафт, полная оторванность от дома, работы, дел, забот... я ликовал! И это на второй день пути! Вот оно - счастье.µ

    Единственный маленький недостаток: наши изнеженные северные организмы были в осадке от такого количества перца и специй. Одного кусочка шашлыка, весом 150 г. хватило просто за глаза. Второй осилить уже очень проблематично.

    Там же я совершил маленький шопинг. Приобрел фантастические для моего воображения шампуры в количестве четырех штук по 60 рублей за особь. Чем примечателен такой шампурик, так это тем, что он как раз для таких 150 граммовых оковалков мяса сделан из трехмиллиметровой стали и имеет длину минимум 70 см. То есть они легко ложатся на мой мангал не поперек, а вдоль! Да и ручная работа - тоже приятно.

    Сытно отобедав, мы тронулись в путь. Вокруг уже вообще не стало равнинных степей, пошел холмистый рельеф, сплошные повороты, небольшие спуски и подъемы. Появились маленькие горы, высотой в среднем по пятьсот метров. Меня, как ярого поклонника движения 4х4, это не смогло не задеть за живое, а жажда острых ощущений подталкивала на подвиги.

    Проезжая мимо очень живописной горы, я не удержал своего коня на шершавеньком асфальте и учинил бесшабашное возъезжание прямо в направлении вершины. Андрюха, увидев столь неожиданное изменение маршрута, явно сконфузился и остановился в ожидании развязки, но, поняв, что последний остаток здравого смысла я забыл дома на столе, ринулся за мной и... обогнал! Почетная медаль "За взятие горы на Мерседесе S-класса" по праву принадлежит ему.µµ

    Адреналин от восхождения бурно пульсировал в крови, красота и величие открывающихся просторов потрясала воображение. Ликование выплескивалось из нас множеством пристойных и не очень восклицаний и выкриков. Не зря говорил Задорнов: "Только русский человек может материться на закат...".

    Спуск был бы менее интересен, если бы не Ванькина врожденная страсть к лошадям. Он оседлал мою старушку-аудюшку и до самой дороги ехал на крыше, выкрикивая всякие разности и размахивая, за неимением флага, футболкой.

    Веселье-весельем, а время начало жечь пятки. Дорога, тем временем, становилась все хуже и хуже, местами переходя в грейдер. Грейдер совершенно неоднородный: то куски разбитого асфальта, то щебень, то все вместе да вперемешку. После Карелии, для моей машины это цветочки, а у Андрюхиной сразу поотваливались заплатки в левом заднем колесе, и оно позорно спустило. Раненых лошадей обычно пристреливают, но мы, все же, решили повозиться... Далее ехали без запаски.

    Эта дорога нас вывела к Т-образному перекрестку с постом ГАИ и БТРом в кустах. Мы повернули направо, на Черкесск. Проезд через пост Юлька снимала на камеру. Гайцу это не понравилось, и он недовольно поинтересовался, пока я фиксировал остановку у знака STOP, что мы тут снимаем. Нам повезло, что он оказался занят, а то могли бы быть проблемы. Из соображений безопасности, больше на постах мы не снимали. А ведь было много интересного и познавательного, но об этом позже.

    Черкесск нас встретил не ласково. Черкесы ездят четко шестьдесят по городу, гуськом, разметку соблюдают, фарами не моргают... Взяли меня, в общем, как злостного московского отморозка, за обгон через сплошную со всеми отсюда вытекающими последствиями в виде перспективы лишения прав на несколько месяцев. Гайцы на Кавказе нам попадались только русские, только однажды я видел местного, но правил без исключений не бывает. После очень культурной беседы я предложил разойтись на ста российских тугриках. Счаз! Он мгновенно умножил на три и уперся рогом. Пришлось согласиться. После этого случая, я стал осмотрительнее пересекать немыслимые черточки на дороге.

    Из моего повествования можно подумать, что культура движения, как в Европе. Нет, не тут то было. Как они красиво ездят по городу! Это отдельная песня. Кроме помехи справа, там есть еще какие-то свои обычаи, только им известные. Поэтому мы почтительно пропускали всех, кто своим видом показывал, что у него главная дорога. В чужой монастырь...

    Черкесск мне понравился своей непривычностью для московского глаза. Кое-где высятся мечети, девчонок в мини-юбках, в отличие от российских городов, вообще, не увидишь. Все ходят статные, гордые, только дети бегают в очень пестрой одежде. Город невысотный, с частными домами, широкий, просторный, не передать это словами. Ничего особенного, но что-то в этом есть. После недавнего наводнения посмывало мосты, и через Кубань мы переезжали по восстановленному участку. Зрелище впечатляющее. Воды не много, но течет она бурно. Даже трудно представить, как тут буйствовала вода! Огромные развалы камней, бревен, коряг, остатков различных строительных материалов, смытые мосты напоминают о былой стихии.

    Выехали из Черкесска, проехали указатель на Лермонтов и чуть дальше повернули в сторону Архыза. В Адыге-Хабле закупили немного продуктов. Колбаса, на удивление, продается московская. Остался последний марш-бросок в горы.

    Дорога оказалась не настолько быстра, насколько она коротка. Дело в том, что в это время (около восьми вечера) идет прогон скота, и гонят его прямиком по дороге. Объехать нереально, ехать в толпе коров - романтично и весело, но медленно. Так и плелись: то по одной обочине, то по другой. Так же ехали встречные машины, без разбора право-левостороннего движения, какая обочина свободнее - по той и едут. В селении Богословка (могу ошибаться) дорога оказалась перегорожена шлагбаумом. Нам навстречу вышел огромный парень из местных, с добрым лицом, и предложил оплатить что-то типа экологического сбора по 10 рублей с человека за день пребывания. Мы раскошелились на полтинник и нам выдали квитанцию об оплате с оригинальным названием: "На взимание лесных податей". Можно было и повыступать о противозаконности сборов, но когда видишь такую красоту и порядок, отсутствие мусора и тому подобных предметов цивилизации - заплатить просто приятно. Быстрее всего - не пропьют.

    Нам пожелали счастливого пути, и мы тронулись в поисках места для ночлега. Слева от дороги буйствовал Большой Зеленчук, завораживая своим фантастическим для москалей видом. Темнело, и остановиться было решено на его берегу, причем в кротчайшие сроки. Ночь в горах наступает очень быстро. Съездов к воде очень мало, поэтому мы тихо плелись, высматривая хоть что-то похожее. Похожее уходило круто вниз, спрятавшись за холмом. Несмотря на невысокую скорость, мы, только проехав, сообразили, что это съезд.

    Спуск оказался крут и каменист, но проходим для нашей техники. Нам открылась очень симпатичная полянка с еще тлеющими кострищами от предыдущих постояльцев. Красота неописуемая, но ежеминутно скрывающаяся под покровом темноты. Мы только и успели, что с фонарем сходить за дровами, которые даже искать не пришлось - только дотащить и все. Разжигать их тоже не пришлось - просто подбросили дровишек и все дела. От реки стоял такой шум, что говорить можно только на повышенных тонах. Шум имеет успокаивающий характер. Душа просто отдыхает, тем более что, сидя в двух метрах от кромки воды, реки не видно, только звуки.

    Первый раз за поездку у нас был настоящий сытный ужин. Супчик, колбаска, чаек с кексиками и все такое. Это нельзя передать словами. Ну, как можно обычными грешными словами описывать Рай!!!

    Разошлись на ночевку не позже полуночи, а на половину седьмого утра я поставил будильник, чтобы максимально насладиться горами на рассвете.

    Проснувшись от противного и мерзкого писка мобильного будильника, я осознал, что еще темно и решил доспать часок, переставив будильник. На удивление, через час я его опять услышал и даже встал. Оказалось, что я не первый. Шурик уже утюжил склоны с фотоаппаратом. Я присоединился.µµµ

    Мы порядком нагулялись, вернулись в лагерь, а все еще спали. Будить Ванькиным способом, выкрикивая идиотическим голосом фразы типа "рота подъем!" или, что еще хуже, "по машинам!", я не стал. Я принялся планомерно колоть дрова близ палаток. Очень быстро стали слышны шевеления, и, наконец, показались заспанные лица. Позже всех встал Андрюха, расхваливая мерседесовскую звукоизоляцию.

    Пока готовился завтрак, я решил помыть ноги и зашел в воду... Такой ледяной воды я не видовал ни разу! Мои клешни мгновенно свело, и они чуть было не отвалились. Выскочил из воды я просто пулей. Долго ходил, как зачарованный, но когда мы с Шуриком пошли опять фотографировать и увидели посреди реки чудненький каменистый островок - сердце поэта не выдержало. Я опять скинул кроссовки и, поручив Сашке не жалеть кадров, ломанулся к острову. Воды примерно по колено, течение в этой излучине хоть и слабое, но на ногах устоять не просто, особенно идя по камням. Визжа на всю долину, сквернословя и поскальзываясь, я перешел на островок и сел на ближайший камень. Назад уже не хотелось.µ

    Пошатавшись по островку, я вспомнил про стынущий завтрак. Это и послужило толчком к обратному переходу. Третий раз оказался легче и терпимее, чем предыдущие. Напряжение на фотографиях выдают только квадратные глаза, звериный оскал, и прическа типа "ёжик".µ

    По словам моего коллеги по работе Александра Левицкого - человека, знающего эти места очень хорошо, ходить надо было прямо в кроссовках, а температура - температура позволяет местным в этой водице мыться. При чем, как и в моем случае, не с первого захода, со второго - третьего. Человек привыкает ко всему.

    Испив горячего чаю с баранками, мы решили заняться головомойкой, а так как на пятерых горячей воды не напасешься, - решено было, что греем один котелок на Юльку и Сашку, а сами моем голову в злом Зеленчуке. Это было шоу!µ Визги наши вызывали камнепады в Грузии! Я лично ощутил, что такое хруст основания черепа при кратковременной заморозке. Мечта менингитчика во всей красе. После этих пыток у нас открылось второе дыхание, и мы тронулись обратно, в сторону Ставрополья.

    Красоту тех мест я не смогу передать словами, да и фотографии не передают всей масштабности этих прекрасных мест. Очень рекомендую, Высоцкий был абсолютно прав про горы...

    Назад мы поехали через Карачаевск. В Орджоникидзевском остановились в шиномонтаже, пока делали Андрюхе колесо с двойной вулканизацией на шестнадцатый дюйм за 35 рублей, мы с Сашкой и Юлькой рванули на ближайшую гору смотреть панораму. Я там отснял кадров пятнадцать. Ну, просто, нет некрасивых мест!µ

    Залатав дырочки, поехали искать дорогу на Кисловодск, но, найдя указатель на него, мы обнаружили отсутствие моста через Кубань. Смыло... Пораскинув мозгами, пришли к выводу, что пора прибегнуть к помощи местного населения, и поехали на близлежащую заправку. Я подошел к единственной стоявшей там девятке с местным аксакалом за рулем и, на наше счастье, оказалось, что нам по пути! Он нас провез объездной дорогой, которую мы сами точно бы не нашли. Да, река тут разгулялась очень широко. Снесено все, что только ей попадалось на пути. Полный хаос. Даже кладбище на пригорке получило поперечный срез - часть просто уплыла. Но, что интересно, дома строят явно с учетом таких стихий, они стоят нетронутые. Вообще, видно, что для этих мест это не форс-мажор. Тут никто не ждет МЧС, спасателей и прочих спецслужб, просто все выходят на улицы и убирают, строят, ремонтируют. Сами этого мы не видели, но слышали из разговоров. Да и вообще, люди очень отзывчивые, хотя элемент недоверия иногда чувствуется.

    Проехав объездными путями к дороге на Кисловодск, начались настоящие горные дороги, серпантины. У нас этот промежуток, километров в восемьдесят, занял часа три. Невозможно ехать, не останавливаясь, мимо таких пейзажей. Просто Альпы. Причем, прямо на склонах располагаются сенокосы, пастбища. Людей нет вообще, только проезжие машины и все, да и тех немного. Опять же, после прошедших не так давно дождей, в горах посмывало или позаваливало дороги, так что быстро ездить страшновато. Не зная мест, после очередного поворота, можно немало удивиться. Предупреждающих знаков нет, просто перед провалом лежат кем-то заботливо разложенные камушки.µµµµ

    Такими дорогами мы забрались на высоту чуть меньше трех тысяч. Облака были практически, как потолок, но потрогать их было еще нельзя. Еще бы чуток - и мы бы в них окунулись. От перепада высот у меня заложило уши, а от нехватки воздуха, машины стали гораздо хуже тянуть. Я впервые в сознательном возрасте в горах, поэтому, как оказалось в ходе просмотра видеозаписи, всю дорогу моими самыми часто употребляемыми словами были "супер", "потрясающе" и "офигеть"... µµµ

    Спустившись с гор, мы подъехали к посту у Мирного, буквально в нескольких километрах от Кисловодска. Нас обоих тормознули. Я показал документы, и, пожелав счастливого пути, меня отпустили. Наблюдая в зеркало за общением Андрюхи с гайцем, я сразу почуял недоброе. Они пошли на пост и пропали там минут на пятнадцать. На пост вместе с Андрюхой ушел и Сашка. У нас уже стало появляться волнение, с чего бы их так долго держать? Через некоторое время с поста выскочил Шурик в совершенно взбешенном состоянии. Он подбежал ко мне и попросил двести рублей, сказав, что его просят уплатить эту сумму за то, что у него просрочен паспорт старого образца (не вклеена фотография). Я, как истинный борец за справедливость, ломанулся на пост. Нас двоих не хотели пускать, но мы прорвались. Сашка меня проводил в дальнюю комнату, где, по его словам, и сидел слуга закона. Если у нашего закона такое лицо - то анархия его имя...

    Откинувшись на стуле, весь в камуфляже, бритоголовый, с "Калашем" на коленях, сидел молодой человек комплекции Сталлоне с лицом головореза. Типичный омоновец по сравнению с ним - солист хора мальчиков. Наш разговор передать в литературном виде невозможно, так как цензурных слов в его словарике не нашлось. После небольшого потока угроз и ругательств в наш адрес я решил, что двести рублей небольшая плата за психическое и физическое здоровье, и то, что за две тысячи километров от дома нарываться на приключения - мягко говоря, небезопасно. Я передал ему обозначенную сумму, Сашке вернули паспорт, и мы удалились подобру-поздорову. Вышли на улицу, а Андрюхи не оказалось. Выяснилось, что он все еще там. Через несколько минут появился и он, но без лица. Мало того, что у Андрюхи нет с собой свидетельства о регистрации ТС, а только ПТС, да еще он, сдуру, на вопрос "когда последний раз употребляли" - ответил, что вчера. С него стали вымогать, ни много не мало, сто долларов под угрозой отвоза на медэкспертизу, которая, по их словам, занимает двое суток (!). Я сразу развернул Андрюху и сказал, чтобы он соглашался на экспертизу, ведь это минутное дело. Он ушел, менты тянули время и предложили ему заплатить 400 рублей и убираться восвояси. Андрюха опять вышел за поддержкой коллектива, и назад мы уже пошли вместе. Пока он беседовал с инспектором, ко мне сзади подошел старый знакомый - омоновец - и поинтересовался, какого ......... я, ..........., тут,................, забыл и попросил меня ............. отсюда, пока он мне не .............. лицо и прочие части тела. Далее, я сделал тот поступок, за который мог и поплатиться. Я, не поворачиваясь к нему, заявил, что нигде не написано, что я не имею права тут находиться, а поэтому, где хочу - там и стою. После этого я зажмурился и стал ждать удара прикладом. Но события стали разворачиваться по-другому. Он сказал, что раз я такой умный, то мне надо пройти с ним. Я прошел. Зайдя в кабинет, он развалился на стуле и сказал фразу, которая дословно переводится, как "давай поговорим". Я, набравшись смелости, сказал, что мне тоже хотелось бы присесть, и, не спрашивая разрешения, снял с единственного пустого стула и поставил на пол пакет с яблоками... Потом мы много говорили. Я специально не употреблял, вообще, никаких нецензурных выражений и говорил спокойно и размеренно, независимо от его эмоциональных порывов. Пересказывать разговор смысла нет, но, насколько я понял, его столь агрессивная реакция была продиктована закоренелой ненавистью к Москве и ее жителям, правительству и конкретным лицам, написавшим последнюю редакцию нового кодекса КоАП. Эта парадоксальная ситуация может быть только в Совке! Ну в какой еще стране, представитель власти будет поносить тот закон, которому служит??? Можно ли поверить, что такой человек будет бороться с коррупцией за простую зарплату? Стоит ли удивляться, что через такие вот "посты" беспрепятственно проходят машины с оружием и наркотиками? Мы сами видели, как около поста один из местных водил пытался залезть в кабину ЗИЛа. Он был не просто пьян - а мертвецки пьян. Бдительные сотрудники ГИБДД смотрели в его сторону, но и не думали что либо предпринять. Естественно, ведь Андрюху пьяного они взяли, а этот - как стекло! Что-то я увлекся...

    Также, в ходе дальнейшей беседы, выяснилось, что он относится к какому-то Краснодарскому спецбатальону, что поучаствовал в обеих чеченских компаниях... Грустно.

    Нашу приятную беседу прервал инспектор, который зашел сказать ОМОНовцу, что они уехали на медосвидетельствование. Я тут же свернул беседу и мы расстались с рукопожатиями и пожеланиями удачи.

    Мы с Юлькой и Шуриком поехали за ментовской машиной, увозящей Андрюху к злым господам-наркологам. Служители закона не ожидали, что я сяду им на хвост, и, заметив преследование, начали пытаться оторваться. Устраивать погоню за сотрудниками ГАИ очень увлекательно. Мы въехали в Кисловодск, ушли налево и поехали куда-то в обратном направлении. Менты разогнались до 120-130 км/ч, я же просто держался "в фарватере", но победы немецкого автопрома над советским не произошло. Отстать-то я от них не отстал, но втрескался в такой колодец, что сразу стало ясно - минимум грыжа. Сказалась разная колея. Они проскочили между двумя люками, а я нет...

    К нашему удивлению, менты сделали круг и вернулись на пост, где сразу отдали Андрюхе документы и отпустили на все четыре стороны. Разводка не удалась...

    С самого утра мы стали выбиваться из графика. Сначала эти длительные сборы с завтраками, умываниями, прогулками, фотографированиями, потом шиномонтажи и множество остановок в горах, да и на посту потеряли минимум часа полтора. В итоге, Кисловодск мы миновали уже под вечер. Наши финансы стали напевать песенки, и было решено в Минводах поискать обменник. Логически поразмыслив, пришли к выводу, что банки и обменники уже не работают, то есть надо либо искать перекупщиков в гостиницах, либо - ехать в аэропорт. Поехали в аэропорт, так как это оказалось абсолютно по пути. На въезде в аэропорт стоит пост. Нас, как всегда тормознули, Шурика, как всегда, взгрели на сотню за паспорт, а Андрюху развели на штраф за техосмотр, хотя до 28.08 не имели такого права, просто заморочили голову тем, что, якобы, 28.08 уже наступило... Ну, мы только с гор спустились, откуда нам знать, какое сегодня число! Короче, были наказаны за отвлечение от жизни. К закону спиной оборачиваться нельзя...

    В аэропорту сами менты показали перекупщика, и тот, по курсу 30.0, обменял вражеские бумажки на деньги.

    Тронувшись в сторону Буденновска, нас сопровождало хорошее настроение, но всех озадачивала одна и та же мысль: "домой не успеваем". Тем временем, над степями воцарялась тихая ставропольская ночь...

    В Буденновске мы остановились перекусить в хорошеньком открытом кафе, слева от дороги, не доезжая дамбы. Единственное, что омрачало трапезу - это громко орущие из колонок рыдания таких немеркнущих звезд отечественной эстрады, как Борис Моисеев и группа "Стрелки". Очень знатно поели на 700 рублей впятером. Таланты поваров превзошли все наши ожидания, так что рекомендую. Будете в Буденновске - заезжайте.

    Только отъехали от кафе, как у Андрея на Мерсе порвался ремень генератора. Хорошо, что был запасной, а то мы такую же машину за путешествие только одну встретили, а запчасти можно даже не искать... Поменяли они с Ванькой его очень лихо, минут за двадцать, и мы тронулись дальше. По времени мы уже должны были в Ахтубе плескаться, а мы только из Буденновска на Нефтекумск выезжаем! Без всяких голосований было принято решение ехать всю ночь, поэтому Ваньку в принудительном порядке уложили спать. Запасной пилот необходим.

    Ванька отошел ко сну, а чтобы я не последовал его примеру - Юлька начала болтать без умолку, и за этой беседой мы проскочили развилку в Нефтекумске, где нам надо было уйти левее. В итоге - ушли правее и пока не доехали до Затеречного, так и не догадались. Единственное, что нас привело в чувства - это странный указатель, на котором было указано расстояние до Кизляра. Полезная информация, безусловно, - хорошо, но нам-то не туда! Да еще, с перепугу, я пережил топографический кризис, и всех напугал, что Кизляр - это Чечня. Мы схватили карту и тут же поняли свою ошибку. Возвращаться оказалось необязательно, можно просто подняться вверх по карте, к Величаевской. Так мы и поступили.

    Дорога оказалось пустынной, кроме нас - ни души. Не доезжая Величаевской, мы наткнулись на пост ГАИ, который впечатлил своей укрепленностью. Шлагбаумы из толстенных труб оказались закрыты. На посту стоял на досмотре КАМАЗ с Дагестанскими номерами. Мы подождали, пока его пропустят за территорию поста, и въехали сами. У нас собрали документы и попросили отогнать на площадку к КАМАЗу машины. На посту у нас банально переписали данные, спросили откуда и куда едем и отпустили. Спускаясь, я приостановился рядом с остановившим нас инспектором и спросил про дорогу на Комсомольскую. Мужчина, лет тридцати пяти, ростом под два метра, с суровым, смуглым, изъеденным оспой лицом сначала неохотно нам поведал, что дорога на Комсомольскую очень плохая, на УАЗе и УРАЛе проехать можно, а на наших - будет проблематично, но, если ехать всю ночь, можно. Узнав, что мы путешествуем, он подобрел и просветил нас, что мы едем практически по границе Ставрополья и Дагестана, что в Астрахани нам обязательно надо посетить Кремль с камерами пыток. Распрощались мы очень доброжелательно. Кстати, забегая вперед, хочу сказать, что именно общение с данным инспектором во многом обусловило наше предстоящее опоздание на сутки.

    Тронулись в сторону Величаевской. Ехали не быстро, потому что искали нужные повороты. Потихонечку догнали тот самый КАМАЗ и обгонять его не стали - какой смысл, если вот-вот будет нужный поворот. Повернули раз - оказалось, что нам по пути, повернули второй раз - опять же с ним. Доехав до развилки Турксад - Комсомольская, я включил поворотник направо, КАМАЗ, в свою очередь, тоже стал поворачивать, но, сделав резкий маневр, преградил нам дорогу. Я сразу оценил ситуацию и понял, что могу либо удрать прямо, либо объехать КАМАЗ слева. Но мы же просто туристы, чего нам бояться?

    Из КАМАЗа высыпались три дагестанца и бегом побежали к нам. Я надел дежурную улыбку, открыл окно, взял карту и приготовился к встрече гостей. Гости подбежали к нам с серьезными лицами и поинтересовались, чтой-то мы за ними едем? Я прикинулся шлангом и спросил совета, как добраться в Комсомольскую. Гости подобрели и сказали, что там они ни разу не были и не знают, но направление, вроде бы, правильное. В процессе беседы, мы заметили припаркованную "пятерку". "Это не совпадение" - подумали мы.

    Получив комментарии от экипажа КАМАЗа, мы повернули на Комсосольскую, но, буквально через километр, началась грунтовка. До Комсомольской оставалось еще около девяноста километров, а ехать по грунтовке было очень неохота, ведь у Андрюхи амортизаторы стоят, как декоративный элемент подвески, а не как рабочие образцы. Да и шансы найти перемычку между Комсомольской и Яшкулью показались нам очень маловероятными, раз уж здесь такая дорога, то там и направления может и не быть. Исходя из этих соображений, мы остановились и стали держать совет. Было решено развернуться и ехать по асфальту до Турксада. В этом варианте пробег по грунтовым дорогам был минимален.

    Пока мы обсуждали, заметили, что кто-то нас догоняет. На высокой скорости к нам подъехало три машины. Первая - милицейская, с Астраханскими номерами. Еще две - ГАЗончик и автобус ПАЗик. Милицейская, поравнявшись с нами, остановилась, и милиционер, сидящий на пассажирском месте, чему то сильно веселясь, спросил, эта ли дорога на Комсомольскую. Мы ответили положительно, а сами развернулись, и поехали назад к перекрестку. Хочу обратить внимание читателей - время около двух ночи, а место действия - полу проселочные дороги Ставрополья. Вы часто наблюдаете такие движения на границе Ярославской и Костромской областей? То-то же!

    На подъездах к перекрестку мы обратили внимание, что справа, недалеко от дороги, в степи стоят два КАМАЗа, а слева - одинокий Жигуль. "Стрелка" - подумали мы и повернули направо, на Турксад.

    Дорога оказалась абсолютно пустынной. Стали попадаться зайцы. Паре зайцев повезло: они просто проскакивали перед нами, но один из них оказался не силен умом. Проскочив передо мной, заяц решил вернуться, и прямиком под Андрюхин Мерс. Заяц, как блюдо, был для нас потерян. Больно тяжелая машина Мерседес.

    Доехав до Турксада, мы стали искать Кума-Манычский канал, вдоль которого должна идти нужная нам дорога. По топографической карте мы правильно выехали к ее началу, но, увидев ее раздолбанность, подумали, что это не то, и вернулись в Турксад. Пока потихонечку катились по ночному поселению (время уже около двух часов ночи), я увидел сидящих на лавочке троих местных жителей и решил у них узнать дорогу. Подошел к ним с картой, задал вопрос, о том, где начинается дорога, по которой можно попасть на трассу Ставрополь - Элиста - Астрахань. Ответы пошли какие-то странные, как будто жуют слова, да еще и с сильнейшим кавказским акцентом. Если бы они не предложили показать - в жизни бы не понял их речь. Они втроем сели к Андрею в машину, и мы поехали... в обратном направлении. Сразу почуяв неладное, мы в нашей машине начали жарко обсуждать происходящее. Километров через десять Андрей остановился посреди степи, двое пассажиров вышли, попрощались с нами и сказали, что третий нам все покажет. Опять тронулись, обсуждая, куда это они могли посреди степи выйти. Через еще километра три вышел и третий, пожелав нам счастливого пути и сказав, что нам надо доехать до того поворота, где мы уже были и повернуть на Комсомольскую. Я не склонен обвинять людей в злом умысле, но, если учесть степень их обкуренности (по некоторой информации, конопля здесь везде), то можно заподозрить, что нас использовали, просто как такси. И где они шашечки углядели??? По второй версии, которая меня тоже часто одолевает, они могли, вообще, не знать о дороге, показанной на карте, поэтому они, без злого умысла, решили нас проводить опять до поворота на Комсомольскую. Что из этого правда - история умалчивает.

    Поняв, что кроме нас нам помочь некому, мы поехали опять искать нужную дорогу вдоль канала. Как не контролировали себя - все равно выехали к тому разбитому месту. Решили попробовать ехать по ней. Оказалось - не прогадали. Это - та самая дорога, но настолько она второстепенная, что, как она попала в карту, не понятно. Скорость движения - двадцать-тридцать километров в час, пыли - море, куда едем - одному Богу известно. Разогнаться невозможно - степь очень неровная, а тихо ехать просто нельзя, ведь нам еще километров восемьдесят точно по ней плутать. Кругом степь, как стол. Слева от нас, буквально в 2-10 метрах, Кума-Манычский канал, и ночь, ночь, ночь. И тут Иван взял компас...

    Штурманил он очень громко. Постоянно выкрикивал фразы типа "Да! Точно! Едем Прямо!", то "Куда мы! Стрелка обратно показывает!". Сколько не кричи, а куда мы, к Черту, от канала денемся...

    Ехали мы ехали, ехали мы ехали, так никуда и не приехали. Канал как был слева - так и остался, степь как была кругом - так и по-прежнему вокруг, а время как шло, так и шло... Четыре утра... Навстречу пропылила шальная "десятка". Гоняем тушканчиков. Половина пятого... Где мы? Но компас показывает правильно! Пять утра... останавливаемся на каком-то мосту через канал. Вышли на улицу, и в свете фар занимаемся неспортивным ориентированием. Стряслась большая беда... Иван поссорился с компасом, наорал на его дурацкую стрелку и ушел на заднее сидение молчать. Мы решили еще проехать вдоль канала. Дорога все хуже и хуже... Едем. Проехали километров семь... Ничего. Решаем вернуться к мосту и уйти на ту сторону канала. По утверждению Ивана, там какая-то хитрая дорога. Опять стоим на мосту... Смотрим... Кругом на горизонте огни, будто мы и не одиноки в степи вовсе. Решаем плюнуть на долбанную водосточную канаву и ехать на свет. Спорим, на какой. Иван, занимавшийся в детстве спортивным ориентированием, меня переубедил. Едем налево, через мост, и прямо, на большое скопление из трех фонарей. Едем. Степь улучшилась, можно немного разогнаться. Кругом сплошные каналы. Пыли столько, что Андрея просто жалко. Сдерживаю себя, гнать нельзя, я же тимирязевец, надо беречь тушканчиков. ТСХА мне этого не простит...

    Долго ли, коротко ли, километров через тридцать (!!!) выскакиваем к огням. Деревня, или как ее там... Ищем указатель. Читаем Садовое... Смотрим карту... Садовое... Садовое... Садовое... нет Cадового... Смотрим вокруг... Вот Садовое!!! А это что, рядом... Турксад... Как Турксад... Какой Турксад!!! Где наше табельное оружие!!!

    Время шестой час утра. Мы стоим в прострации на въезде в Садовое. Ехать назад к мосту? У коллектива сдают нервы, Юлька кричит, что в степь поедем только через ее труп, что она - дитя асфальта и больше с него ни ногой и прочее в этом духе. В Мерсе тоже явное душевное разложение... После маленькой дружеской перепалки плюем на все и двигаем на Дивное, как ближайшую точку на трассе Ставрополь - Элиста - Астрахань, которая нам доступна. Дорога, прямо скажем, так себе: море выбоин, кочек, продольно-поперечных волн. В душе я был только рад этим колдобинам - заснуть на такой дороге трудновато. Местами асфальт прерывался грейдером, нас неуемно трясло и болтало на ремнях безопасности, Юлька дрыхла сзади, разлагая и без того сонную обстановку. Иван не пропустил этот момент даром и снял на видео наши рожи... Рожи - что надо рожи.

    Долго ли, коротко ли, далеко ли, близко, а спать-то хочется, однако. Андрюха постоянно менял траекторию, ловил машину то на обочине, то на пустынной встречке. Так дело не пойдет. Надо спать. Мы свернули влево в степь и остановились в акациевой лесополосе. Заснули, кто где, около шести утра...

    ...В девять утра встали, умылись, посмотрели заплывшими глазами на степь, свернули спальники и продолжили путь. В общей сложности, на общении с ментами, на плутании по ночным степям и прочих гонках за тушканчиками мы потеряли практически сутки. Завтра - на работу, а нам еще около двух тысяч до дома пиликать.

    В Дивном ушли на Элисту, доехали до Маныча и въехали в страну степей, самую "голую" республику нашей родины - Калмыкию. Андрюха с Иваном видели верблюда, но нам не сказали. На посту, как всегда, нас остановили для проверки документов. Если меня просто остановили, то Андрюху, как всегда, тормознули для длительной беседы. Забрали документы и удалились на пост. Минут сорок к нам просто никто не выходил, потом немного потрепали нервы, заставили загнать Мерс на стоянку... и отпустили. Вот уроды - подумали мы и поехали к стеле с надписью "Калмыкия" фотографироваться.µ

    Шурик окончательно осел в нашу машину и расслабился. Вокруг поплыли выжженные степи, на столбах гордо восседали толстые орлы, дороги хорошие и прямолинейные. Если не любить степи - то пейзаж заунывный. А мне нравится!

    Проехали Элисту через город. Быстрее всего, мы не там ехали, потому что ничего привлекательного мы не увидели. Шахматный городок мы посещать не стали - это было бы банально и, что мы на Рублевке коттеджей не видели что ли? Об этой достопримечательности говорит на выезде выцветший плакат, датированный 1998 годом.

    Не доезжая Яшкули, меня приняли за скорость. Злой калмык, сидя в зарослях тростника с радаром, запеленговал проезд под знак двадцать со скоростью сорок два километра в час. За такую скорость меня штрафовали впервые! Все по-честному - они посчитали, что я гнал, я им предоставил возможность написать протокол. Написать-то написали, но были как то расстроены. Жалко даже - работали все-таки.

    В Яшкули пообедали в придорожной закусочной. Баранина forever! Суп - вода + кусок баранины, плов - рис + баранина, даже хинкали - тесто + баранина, при чем тесто отдельно, а баранина отдельно! Все постное, безвкусное, но сытное. Хорошо хоть в чае баранины не обнаружили, хотя и он показался жирным. Честно.

    Только отъехали от кафе и... Видим поворот с указателем на Комсомольскую. Значит, дорога точно есть... Взгрустнулось...

    Несколько раз встретили автобусы "Астрахань - Махачкала". Ну, какая к Черту это горячая точка, если туда есть регулярное автобусное сообщение! Переквалифицируюсь в журналиста, ну, надо же так раздуть ситуацию. Словом "Дагестан" детей пугают.

    Единственное, что запомнилось по дороге до Астрахани - это странный палаточный лагерь, стоящий рядом со стелой (по-моему, посвященной войне 41-45 гг.). В степи стояла пара брезентовых палаток, мотоцикл типа "Урал" и два новеньких деревянненьких закрытых гроба. Загадочное зрелище.

    Въехав в Астраханскую область, вдоль дороги пошли соляные озера, на которых мы не смогли не остановиться. Совсем не Баскунчак, но интересно. У меня сразу созрел план. Надо туда загнать верблюда, одеть Ваньку в тулуп, напялить шапку-разушанку, пробурить лунку и посадить с мормышкой. Вот это будет кадр! Но где взять верблюда, да и мормышки тута в дефиците... µ

    Астрахань пересекали уже на закате. Останавливаться было некогда, но посмотреть там есть чего. Вернемся, дай Бог.

    Переехав Ахтубу, мы поехали не по трассе М-6, а в сторону Ахтубинска. Далеко уйти нам не удалось. На первом же посту нас остановили для регистрации, тряханули на предмет осетринки и отпустили. Через пару километров я заехал на заправку, но она оказалась для спецтранспорта. Выехав с нее, мы опять уперлись в пост со шлагбаумом. Добрый дядя-милиционер нам его открыл, мы проехали и сразу услышали свисток. Инспектор подошел к моей двери, я протянул документы, и нас обвинили в проезде на "кирпич". Я, в полном непонимании ситуации, начинаю допытываться, почему это на посту ДПС стоит "кирпич". Оказывается, дорога на Волгоград ушла налево, а этот пост - КПП на объект Газпрома. Началась разводка на деньги, но меня этот так обидело, что я попросил вызвать сотрудников ГАИ для составления протокола. К моей просьбе отнеслись с пониманием. Вызвали. Через час с небольшим подъехал инспектор с какими-то странными дядьками в гражданском, оформил нас по полной программе. Штраф закатал 0.5 МРОТ с машины и попросил подписать. Вот тут я развернулся. В объяснении я написал, что нарушение было спровоцировано сотрудником вневедомственной охраны, что знаки и разметка не соответствуют установленным правилам, и то, что указанные инспектором свидетели - подставные лица, так как приехали с ним. Инспектор напрягся, видя какое по объему сочинение я строчу, и решил его прочитать. Настроение у него падало на глазах, и закатилось чуть ниже плинтуса. Он высказал мне свое мнение по поводу моей жадности, вредности и некоторых личных недостатков, хорошо хоть в половой ориентации не усомнился. Вслух. Ключевая фраза монолога - "Ну чё, тебе полтинника жалко, да...". Да, жалко! Полтинник штуку бережет, на это даже справочка имеется.

    Окончательно стемнело. Уж не знаю, как это называется, но определения обычно этому два: либо "Бог шельму метит", либо "Бог покарал". Заведя машину, я обнаружил пропажу ближнего и дальнего света. Остались только габариты. В ходе короткого опроса выяснилось, что никто из друзей не брал, предохранители на месте, и дальним лампочки моргают. Осталось одно: Андрей поехал впереди, я подсел в его фарватер, включил аварийку, и мы тронулись. Отношение Андрея к моему таланту гонщика я понял сразу. Он удавил гашетку, и я болтался на дистанции два-три метра от него на скорости 100-120 км/ч. Отстаешь - просто ничего не видно, а так - его и мои габариты в купе с моргающими поворотниками, хоть что-то освещали. Проехали так километров семьдесят и стали искать место для ночлега. Просто свернули в сторону реки и, проехав с километр от трассы, свернули к лесу. Иван опять тестировал свой спальник на воздухе без палатки, а все остальные расположились в машинах.

    Утро наступило, как всегда, мгновенно. Иван устроил нам шоу "танец червячков", корячась по пенкам в чудо-спальнике и издавая неприличные звуки, сопровождаемые странными выкриками. Андрей ходил, как привидение, укутавшись в плед, Сашка чему-то улыбался - наверное, вспоминал о доме.

    Это был последний день путешествия. Предстояло сделать марш-бросок до дома. Времени в обрез, так что наш стратегический план был прост - чем ниже тапка к полу, тем ближе мы к родному дому.

    До Волгограда мы доехали без приключений, с маленьким пикником на Ахтубе и плановой закупкой арбузно-дынных ягод, меда и воблы. Через Волгоград ехали долго и скучно, Андрея изнутри кусала тоска. Ему очень хотелось погулять по городу, ставшему родным год назад. Но не судьба. Не в этот раз.

    Абсолютно без приключений доехали до Тамбовской области, славной своими строгими гайцами. Еще раз подтвердили наше мнение о них: "подтверждение" нам стоило пятисот рублей за сплошную. Андрей явно устал, и Иван его сменил. Сразу поехали повеселее. Стемнело, я включил, подключенные напрямую к аккумулятору, противотуманки и так доехал до самого до дома. За поездку я настолько отвык от гонок, что Иван периодически от меня отрывался за зону видимости. Тем более что в мой бюджет не вписывались пятисотрублевые штрафы за обгоны через сплошную, а Ваня у нас богат безумно. Правда, ему всегда везло, и нарваться так и не удалось, хотя пару-тройку засад проскочили.

    Чем дальше к дому, тем больше скорость. В одном из мест, километров за 150-200 до Москвы, случился ремонт моста со светофорным регулированием. Иван проскочил очередь по встречке и просочился первым. Я же зажал пятьсот рублей и остался ждать своей очереди. Простоял минут пять, а когда проехал, Ивана и след простыл. Делать нечего. Включаю прибор ночного видения, гашетку в пол, и начинаю погоню. Трасса отнюдь не пустынна, обогнать кого-то просто проблема. Благодаря заочной школе водительского мастерства Люка Бессона "Такси", я их все-таки догнал. Пришлось идти на свете противотуманок в диапазоне 160-180 км\ч, простреливать по встречным-поперечным и пугать нормальных водителей своим внезапным появлением в зеркале заднего вида, наблюдать их испуганные глаза в тех же зеркалах, выслушивать комментарии про памперсы от Шурика и, вместе с тем, так и не разбудить Юльку.

    Финал нашей поездки был увенчан жирненьким штрафом Андрея за техосмотр и ПТС одновременно и традиционным окончанием нефтяных и рублевых запасов. Как всегда, в ход пошел бензин из литровой бутылочки для примуса с последующим уговариванием работника закрытой АЗС накапать нам хоть рюмашку горючей жидкости.

    Москва нас встретила отвратительно. Ну, что еще было ожидать от этого пакостного города? Ни хлеба тебе с солью, ни транспарантов во славу участников автопробега "Ударим разгильдяйством по бездорожью", ничего подобного! Просто сонные улицы, бездомные собаки, шныряющие машины... А светофоров-то сколько! А горы где?! Где, я спрашиваю, горы?!!! Ничего... Ну, и кто догадался тут Москву поставить???

    Больше всех возвращению был рад Сашка. Он был готов целовать родную землю, обзывал те места, где мы были, неприличными словами и, вообще, неуемно словоблудил...

  • Надо ездить чуть поменьше, чем по тысяче километров в день.
  • Ездить надо. Ездить надо чаще. Ездить надо больше. Ездить надо дальше.
  • Не называть нас производными слова "сумасшедшие". Мы это и сами знаем.
  • 23.08.2002
    Москва, Нагатинская. - 0 км.
    Елец - 397.
    Воронеж - 519.
    В.Мамон - 755.
    24.08.2002
    Ростов-на-Дону - 1130.
    Сальск - 1369.
    Н.Егорлык
    Яшалта
    Манычское - 1553
    25.08.2002
    Дивное - 1591
    Светлоград - 1692
    "Изба Охотника" - 1730
    поворот на Гофицкое - 1733
    Калимовское - 1775
    Александровское - 1797
    Круглолесское - грейдер
    Крымгереевское - 1842, появился асфальт.
    Курсавка - 1868
    Ударный - 1890
    Октябрьский (Пост с БТР)
    Черкесск - 1931
    Архыз - 2073
    26.08.2002
    Архыз
    Кардоникская - 2120
    Орджоникидзевский
    Карачаевск - 2148
    В.Мара - 2176
    Терезе - 2220
    Учкекен
    Мирный - (пост) - 2254
    Кисловодск - 2258
    Минеральные Воды - 2312
    Александрийская - 2337
    Зеленокумск - 2391
    Буденновск - 2446
    Нефтекумск - 2523
    Затеречный
    Величаевская
    Поворот на Комсовольскую
    Турксад
    Садовое
    Арсгир - 2742
    Красный Маныч - 2792
    Ночевка в лесополосе - 2807
    27.08.2002
    Дивное - 2863
    Калмыкия (граница, пост ГАИ) - 2885
    Элиста - 2961
    Яшкуль (поворот на Комсомольскую) - 3064
    Поворот на Прикаспийск (Пост ГАИ),
    граница Астраханской области - 3231
    Астрахань - 3307
    Ночлег - 3423
    28.08.2002
    Вольное - 3439 (?????????)
    Харабли - 3492
    Ахтубинск - 3649
    Капустин Яр - 3700
    Волжский - 3780
    Выезд из Волгорада - 3856
    Москва, Коньково - 4875

    P.S. Кстати, на 9.11.2002 ни один из штрафов так до Москвы и не добрался...

    Alexey_Mo
    (AKA Алексей Мочалов)
    Москва - Юга России - Москва, август 2002.

    P.S. Ваши комментарии и замечания к этому отчету можно опубликовать в конференции "Привал у обочины".

    " AutoBanner System "
    designer & webmaster & administrator : Victor Y.Loukyanov, e-mail : info@luca.ru
    hosting : www.100mat.ru

    Полное или частичное копирование или использование для публикации материалов сайта
    разрешено при наличии ссылки на этот сайт и указании его, как источника используемых материалов.

    | Главная | Конференция | Гостевая | E-mail |

    Rambler's Top100 TopList HotLog